Морской форум на \"Адмирал Юмашев\"

Морской форум, обсуждение кораблей проекта 1134, поиск сослуживцев, новости ВМФ
Текущее время: 24-02, 12:52

Часовой пояс: UTC + 3 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 08-06, 21:38 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
ЧЕРЕЗ ШТОРМ

Старшим постоянным корреспондентом «Красной звезды» по Краснознаменному Тихоокеанскому флоту назначен капитан 2 ранга-инженер Климченко Леонид Леонидович. Сегодня мы публикуем его очерк о командире лучшего в Военно-Морском Флоте большого противолодочного корабля «Маршал Ворошилов» .

Большой противолодочный корабль «Маршал Ворошилов» заканчивал контрольный поиск . Капитан 2 ранга Александр Семёнович Косов сидел в своем командирском кресле в ходовой рубке .Ещё немного , и можно будет передохнуть . Экипаж неплохо поработал .Поиск оказался удачным . «Противник» не только был своевременно обнаружен , но и надёжно «сопровождался» до границы заданного района .
Через рубочное стекло командир глядел на низко висящее над белесыми барашками волн рваное вечернее небо . Погода ухудшалась , но теперь это мало беспокоило Косова : корабль по сути дела уже был на пути в базу . Командир спокойно принял из рук связиста радиограмму – и тут же исчезли его мысли об отдыхе . Неподалёку от района , где они находились , в самом центре циклона терпело бедствие советское судно . Командование приказало срочно оказать ему помощь .
Капитан 2 ранга Косов вызвал командиров боевых частей , поставил перед ними задачу , приказал как следует приготовиться к штормовому плаванию . «Маршал Ворошилов» описал циркуляцию и взял курс на циклон .
Принесли карту погоды . Косов посмотрел на неё – и невольно сжались скулы . Пожалуй , только один он мог представить , что моряков ждало впереди . Впрочем , в такой обстановке не приходилось бывать и ему , много повидавшему за флотскую службу.
Шторм сразу повел активную атаку . Стала «слепнуть» носовая радиолокационная станция . Косов приказал выключить её и выяснить причину неисправности . Теперь время от времени приходилось поворачивать корабль , чтобы кормовая радиолокационная станция осматривала и мёртвое пространство по курсу корабля .
Специалисты вначале думали , что неисправность возникла в блоках , но там всё оказалось в порядке .
-Товарищ командир , необходимо осмотреть антенну - решительно сказал начальник радиотехнической службы капитан-лейтенант Вячеслав Бачурин –Разрешите подняться на мачту.
«Вы понимаете , что говорите?»-готов был осадить подчинённого командир . Но не осадил и не стал уточнять детали . Он только подумал , что , конечно , им одной станцией не обойтись , что Бачурин всё понимает: и на какой риск идёт , и какую ответственность предлагает взять на себя командиру .
Хорошо, Вячеслав Васильевич - тихо сказал Косов – Идите .
Он сам проверил , как Бачурина , одетого в водонепроницаемый костюм и спасательный жилет , матросы обвязывали двумя страховочными концами . Он сам смотрел , как , осторожно ища точки опоры , исчезает офицер в ревущей круговерти ночи .
Корабль валился с бота на борт . И топовые огни , чертя в непроглядном небе длинные дуги , как бы рисовали размахи мачт над океаном . Трудно было представить , что сейчас по одной из них карабкается человек .
Прошло несколько томительных минут . Неожиданно начальник РТС вернулся назад . Снег плотно залепил стекла маски , сквозь них ничего не было видно . Вынули стекла , и Бачурин опять полез на мачту . Он обнаружил кусок льда , намерзший на антенну . Понадобилось третье восхождение , чтобы сколоть лёд . Станция опять стала «видеть» .
Всю ночь капитан 2 ранга Косов не покидал ни на минуту ходовой рубки . Он старался быть спокойным , изредка перебрасывался с подчиненными шуткой . И вдруг подумал , что , кроме всего прочего , командиру надо быть подчас и хорошим актёром: разыгрывать полнейшую невозмутимость , когда душа саднит от тревоги за людей , за корабль .

В район нахождения аварийного судна должны были прийти на рассвете. От командования поступило приказание взять потерпевших на буксир и отвести в порт . Взять на буксир во время шторма – это почти фантастика . Да ещё при нулевой видимости. Тем не менее «Маршал Ворошилов» полным ходом шел к потерпевшим , и командир использовал все возможности для изучения обстановки . Пока он знал только , что лишенное хода и обросшее льдом судно со скоростью нескольких узлов сносилось ветром к берегу , несмотря на отданные якоря .
Капитан 2 ранга Косов всегда старался держать экипаж в курсе дел , решаемых кораблем . Особенно это было необходимо в трудные минуты , например такие какие ожидали БПК сейчас . Моряк , заранее подготовленный к испытанию , проявляет не только повышенную стойкость , но и находит возможность наилучшим образом помочь своему командиру .
Капитан 2 ранга взял микрофон : - Товарищи моряки , я всегда был уверен в вас . В экипаже есть люди с которыми мы прошли почти вокруг земного шара . Со всеми вами я прошел много испытаний . Однако сегодня нам предстоит небывалая работа . Сегодня мало только выполнять приказания . Надо каждому делать всё возможное для успеха , для обеспечения безопасности корабля …
Александр Семёнович Косов всегда отдавал морской службе всего себя , и наметив цель стать командиром , никогда не сворачивал с пути . Так случилось , что за двадцать лет после окончания училища ему пришлось плавать на больших надводных кораблях всех классов . И каждый новый корабль он начинал осваивать с экипажа . Ибо отчетливо понимал , что нельзя чувствовать себя твердо на палубе , если ты не уверен , что одними с тобой мыслями , заботами живут подчинённые .
Коммунист Косов привык чувствовать поддержку и опору в партийной организации . И в нынешнем плавании именно партийцы идут в авангарде соревнующихся за достойную встречу 60-летия Великого Октября .
Он всегда любил , чтобы жизнь комсомолии корабля бурлила , чтобы молодёжь была энергичной , ищущей , настойчивой . И примером этого являлся сам . Когда Косова назначили старпомом на БПК «Адмирал Зозуля» , он переселился на корабль . Днём офицер старательно выполнял свои новые многочисленные и многотрудные обязанности , а вечерами и даже ночами учился . Сошел Косов впервые на берег ровно через месяц , когда был сдан последний зачет на самостоятельное управление кораблем .
За высокую требовательность к себе , за безоглядную любовь к морю уважали Косова подчиненные . И он стремился прежде всего воспитать их настоящими моряками . Характерно , что большинство офицеров «Маршала Ворошилов» быстро продвигаются по службе . А все вакантные должности на корабле заполняются собственными выдвиженцами . Эта традиция укрепляет экипаж . А если крепок экипаж , крепок и командир .
К большой качке , плохой видимости прибавилась ещё одна неприятность . Встречная волна начала сильно бить корабль , осыпая до антенн каскадами брызг , и он весь стал интенсивно обледеневать .
В носовой части сорвало крышку люка для проводки швартовых , и в дело вступила аварийная партия . Затем вода стала поступать в кормовую часть корабля через сорванный грибок вентиляции . А шторм продолжал нарастать . Словно бритвой , волны срезали леера и в мелкие ленты располосовали корабельные чехлы . Одного из матросов аварийной партии сильно ударило о переборку . Ударом наружной двери ранило ногу помощнику командира старшему лейтенанту Николаю Петрову , который руководил борьбой за живучесть . В корабельном лазарете хирург Виктор Лазарев делал Петрову срочную операцию .
Командир мог избежать губительного воздействия волн , изменив курс , выждав . Но выдержит ли дальнейший напор стихии поврежденное судно ? Успеют ли они с помощью ?
Принесли новую карту погоды . Циклон изменил направление , «Маршал Ворошилов» оказывался в самом пекле . Косов с трудом приоткрыл дверь рубки . Снаружи творилось невообразимое . Ураганный ветер на двадцатиградусном морозе закручивал снежные смерчи . Океанская вода , смешиваясь со снегом , тут же покрывала корабль коркой . Радиолокатор уже нащупал судно . Однако подходить к нему при такой видимости и волне было опасно . И всё-таки командир решился . Сначала он пытался подойти с носа , но против ветра на малом ходу маневр не получался . Тогда Косов подвел БПК с подветренной стороны . Подрабатывая машинами , он почти вплотную приблизился к пляшущей корме транспорта . Каждую секунду командир рисковал навалиться на спасаемых , а завести буксир не удавалось . Шесть раз стреляли боцманы из линемёта , прежде чем на судне был пойман бросательный конец . За ним последовал проводник , затем мощный капроновый трос . Судно зацепили за корму и взяли курс в базу .
Миновала вторая ночь , и было уже светло , когда Александр Семенович , сдав вахту старпому , прилег в рубке на диванчик . Едва он закрыл глаза , как опять увидел перед собой беснующееся море . Но не здешнее , а далекое Баренцево . Это там его когда-то накрыла неожиданная волна , чуть не выкинув за борт . Чудом удалось задержаться у самых лееров . Намертво вцепившись руками в железо , Косов устоял под напором падающей за борт воды …
-Товарищ командир , - Александр Семенович очнулся от короткого и тяжелого сна . Над ним склонился старший помощник . –Трос перетирается .
Еще несколько часов ушло на то , чтобы завести новый буксир на носовую часть судна . Еще несколько неимоверно трудных для командира и моряков часов …

Наконец-то они вышли на кромку циклона . Холодное багровое светило , прорвавшись сквозь тучи , розоватым светом освещало в пустынном море большой противолодочный корабль и буксируемое им судно . Покрытые белой броней льда , оба казались призраками . Такими они и вошли в порт – обледеневшие , но живые , в смертельной схватке победившие разбушевавшуюся стихию .
В каюте Александра Семеновича Косова на столе под стеклом долгое время лежал снимок : «Маршал Ворошилов» на гладкой поверхности далекой тропической бухты . Теперь рядом появилась вторая фотография : обледенелый корабль , вернувшийся после циклона в базу .
О многом говорят эти снимки . О том , что наследник традиций прославленного черноморского крейсера , отличный БПК «Маршал Ворошилов» пронес свой Краснознаменный Военно-морской флаг через штормы северных морей и бури сороковых ревущих широт , что на его мачтах мерцали огни Эльма в Индийском океане и тайфуны Тихого пели в сплетении его антенн . Они говорят о том , что крепкий , испытанный экипаж служит на этом корабле и опытный , смелый командир водит его в походы .

Капитан 2 ранга-инженер
Л.Климченко.
Газета «Красная звезда» №59 12 марта 1977г.


Последний раз редактировалось Илья 24-03, 16:51, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09-06, 20:09 
Не в сети
главный старшина
главный старшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31-07, 19:27
Сообщения: 74
Так и не понял, бпк "М.В." был Краснознаменным ?


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 09-06, 23:03 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
бпп писал(а):
Так и не понял, бпк "М.В." был Краснознаменным ?

Краснознаменный на все сто.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-06, 15:15 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
ПРАВО БЫТЬ КОМАНДИРОМ

«Командир корабля является прямым начальником всего личного состава корабля.
Он несет ответственность: за боевую готовность… безопасность плавания и управление маневрами корабля… за боевую и политическую подготовку личного состава…
Командир корабля не может отступить от выполнения боевой задачи…
Командир корабля должен управлять кораблем смело, энергично и решительно, без боязни ответственности за рискованный маневр, диктуемый обстановкой»…

Корабельный устав ВМФ СССР

В лаконичных, но емких формулировках устава изложены все основные требования, предъявляемые к командиру советского корабля. Уже из просто перечисления обязанностей видно, что этому должностному лицу надо обладать особыми качествами.
И воспитание таких качеств – процесс сложный , трудоемкий, связанный с затратой больших сил и энергии. Начинаться он должен в стенах училища, совершенствоваться и оттачиваться на кораблях флота.
Припоминается случай, хоть и давний, но в своей основе поучительный и для нынешнего времени. В штабе части рассматривался вопрос о выдвижении на самостоятельную командирскую должность одного из наиболее перспективных (по мнению ряда штабных специалистов) офицеров. Главный аргумент, который приводили рекомендатели, состоял в том, что «человек хорошо знает дело». Какой смысл вкладывался в эту оценку? Хорошо знает корабль? Умеет управлять им? Отличается организаторскими способностями?..
Вот уж где нельзя было спешить с принятием решения. Как говорится, семь раз примерь- один раз отрежь.
Доводы «за» и «против» выслушивались внимательно. Большинство склонялось в сторону именно положительного решения вопроса. И, наверное, очень неожиданно для этого большинства последовало «резюме»: «Нет, этого офицера нельзя рекомендовать на должность…».
Какими же мотивами руководствовался начальник? Так же, как и другие, он давно присматривался к офицеру. Многое в его характере нравилось. Не говоря о специальной подготовке, офицер хорошо разбирался в тактике, изучил в подробностях особенности театра, обладал морской культурой. Да и видно было, что он исподволь готовит себя к командирскому мостику. Во всяком случае не один раз делал пробу своих сил.
Но при всех своих достоинствах офицер не обладал тем основным, без чего не может быть командира-единоначальника. Ему не хватало твердости и смелости руководителя.
Он всегда действовал с оглядкой, с осторожностью, пуще всего боялся, как бы чего не вышло. Его решения-то ли связанные с выполнением тактических задач, то ли просто с управлением корабля - лишены были какой-либо самобытности. А подражатель, даже самый добросовестный, может идти за кем-то, но не может вести за собой других.
Так что знания, военно-морская эрудиция – далеко не единственный критерий оценки способностей офицера при определении его на командирский пост. Нет ни малейшего сомнения , всем этим он должен обладать в полной мере, иначе от него нельзя ждать квалифицированного руководства, но сначала все-таки надо посмотреть, а есть ли у этого офицера воля и характер, способен ли он проявлять инициативу, быть хорошим организатором, умеет ли он вести себя разумно и хладнокровно в сложных обстоятельствах, обладает ли качествами воспитателя? Особенно важно определить, насколько принципиален он в партийном и государственном отношении, умеет ли в своей работе опираться на коммунистов, на комсомольский актив, в целом на воинскую общественность.
Еще в гражданскую войну со всей остротой был поставлен вопрос о том, что в основу строительства армии нового типа должен быть поставлен принцип единоначалия. В.И.Ленин указывал, что в военном деле, более чем где-либо, необходимы строжайшее единство действий больших масс людей, подчинение воли тысяч - воле одного человека.
Уже тогда выдвигалось требование о строгом отборе людей на командные должности.
В наше время роль единоначалия в армии и на флоте еще более возросла. Новые средства ведения вооруженной борьбы - новые требования к людям, наделенных правом командовать. И дело не только в том, что, скажем, командир корабля получает в свое распоряжение сложнейший комплекс боевых и технических средств, которые очень дорого обходятся государству, хотя с этим, безусловно, нельзя не считаться. Важнее другое : чтобы командир, опираясь на свои большие полномочия, используя опыт и талант морского военачальника, превратил корабль в отлично слаженный боевой инструмент, который в поединке с сильным, технически оснащенным противником оказался бы выше его во всех отношениях. То есть все, что заложено в корабле технической мыслью, должно быть приведено в действие на все сто процентов и с максимальной эффективностью. Мысль, что какие-то звенья на корабле еще недостаточно отработаны, что еще не все сделано для достижения высшей степени боевой готовности, должна беспокоить командира больше всего. Ведь просчет в бою - это не просто неудачный эпизод в военных действиях, при современных средствах борьбы - это, возможно, и огромные необратимые потери…
На вопрос, кого следует считать подготовленным к тому, чтобы стоять на корабельном мостике, нелегко дать исчерпывающий ответ. Прежде всего, думается, речь должна идти об идейной закалке, о высоких морально- политических и психологических качествах человека. Кто ими не обладает в достаточной степени, то не может быть полноценным боевым, политическим и административно- хозяйственным руководителем. Тому будет не по плечу задача обеспечения высокой боевой готовности корабля, воспитания подчиненных в духе несгибаемой стойкости и мужества, железной дисциплины. Он просто не сможет подкрепить свое единоначалие деловой распорядительностью, эффективным использованием всех возможностей для боевой и политической подготовки экипажа.
Как подчеркивает Главнокомандующий Военно-Морским Флотом, у командиров – единоначальников необходимо настойчиво развивать сознание ответственности перед партией и государством за глубокое освоение и умелое использование современной техники, за свою профессиональную и прежде всего тактическую грамотность, военно - техническую эрудицию.
Припоминается один из командиров подводных лодок. Внешне он произвел впечатление цельного, волевого офицера. В его командах и приказаниях звучала непререкаемая властность. Действия в море отличались продуманностью. Но вот однажды командир озадачил всех, проявив растерянность при швартовке корабля в общем-то не очень сложных условиях. «Случайность это или нечто большее» - возник вопрос. И командир подвергался неоднократной проверке в море в присутствии старшего начальника. Также неожиданно открылось второе лицо офицера. Внешние черты собранности оказались всего только личиной, за которой угадывался не столь уж решительный характер. Командиру явно не хватало тактической гибкости, быстроты принятия решений и немедленной их реализации. Все это вскрылось после того, как перед офицером были поставлены задачи, с которыми он раньше не сталкивался. Своим предшественником он был приучен к стереотипным действиям, и в них офицер, как говорят, поднаторел. Но вот заставили отойти от наезженной «колеи», и обнаружилась командирская несостоятельность. Расти дальше, опираясь на ранее достигнутое, человек не мог – недоставало воли и упорства. Рамки возможностей офицера оказались узкими, ограниченными. Было очевидно: выполнять обязанности единоначальника не по его способностям. И выводы, разумеется были сделаны.
Взыскательных, глубоких, умеющих плодотворно организовать свой труд командиров на нашем флоте немало. Есть люди, у которых не просто желательно, но необходимо брать уроки, поскольку они дают образцы боевой работы. Для примера можно сослаться на командира большого противолодочного корабля «Маршал Ворошилов» капитана 2 ранга А. Косова. Достоинства морально – политические него несомненны. Он выступает прежде всего как партийный руководитель, сознающий всю полноту ответственности за боеспособность и боеготовность корабля. В отношении к делу он тверд и последователен. Главное же, всегда точно определяет направления работы, от которых зависит успех дела. Основные участки и звенья у него всегда в поле зрения. Это вовсе не означает, что офицер старается везде «свою руку приложить». У него есть опора (и он эту опор ценит превыше всего) – партийная организация. Благодаря ей , он прекрасно информирован о том, чем живет экипаж. Да и сам внимательно изучает и анализирует, как идет учебный процесс, в каком состоянии находится организация службы, внутренний порядок, дисциплина, соответствует ли духу времени и существующим требованиям, соревнование. Поэтому его рекомендации коммунистам всегда компетентны, исчерпывающи.
Но это одна сторона дела, другая – воля, энергия, инициатива командира, его способность заглядывать в завтрашний день, видеть перспективу. Да, он внимательно выслушивает мнения своих непосредственных помощников, но в принятии окончательного решения последнее слово за ним. И добивается неуклонного исполнения своих приказаний и распоряжений.
Предметом его особых забот являются организация службы на корабле, строгое соблюдение уставных требований на всех «уровнях». Он хорошо понимает, что именно здесь находится то звено, от которого зависят дела экипажа, как большие, так и малые. Для него всегда является руководством к действию положение Устава внутренней службы, где говорится, что «командир (начальник) обязан устанавливать и поддерживать твердый внутренний порядок в части, на корабле (в подразделении), немедленно устранять замеченные нарушения порядка службы и решительно пресекать всякие действия, которые могут нанести вред боеспособности части, корабля (подразделения)».
Из практики капитана 2 ранга Косова вовсе не следует, что он, как говорят, тянет весь воз. Ему не свойственно брать на себя работу, которая входит в компетенцию, допустим старшего помощника или командира боевой части. Нет, пусть люди приучаются опираться на свое собственное разумение, иначе они превратятся в формальных исполнителей воли командира, и тогда от них не жди творчества. Да, офицер, особенно на первых порах, нуждается нередко в совете и подсказке. Однако, не давай ему в руки «разжеванных» решений, пусть сам пораскинет умом, как выполнить ту или другую задачу. В будущем, не таком уж далеком, этот офицер, возможно, сам станет хозяином на командирском мостике. К этому веди его буквально с первых шагов…
Так считает и так поступает Косов.
Давая командиру корабля лестную характеристику, я не идеализирую его. Бывает, в чем-то он иногда ошибается или даже заблуждается. Так ведь и самый одаренный человек не семь пядей во лбу. Важно, что ошибки у офицера – не система, а исключение из правила, что они вызывают у него обеспокоенность и желание работать лучше, предметнее, строже.
Говоря о командире БПК «Маршал Ворошилов», я хочу вот еще что подчеркнуть. В человеке далеко не сразу открылись способности военачальника. Еще в молодые годы он попал в сколоченную боевую среду, где инициативные люди были в почете, где постоянно думали о воспитании собранных, волевых характеров. В этих благоприятных условиях добрые задатки получили развитие. В дальнейшем рост офицера шел в значительной степени и на самостоятельной основе. В результате флот получил хорошего командира.
Быть командиром – единоначальником, да еще исполнять должность в наших лучших традициях и обычаях, не каждому дано. Подчас из многих и многих лишь кто-то один может претендовать на этот ответственный пост. Естественно, тем зорче и пристальнее надо смотреть за молодой офицерской порослью, всегда ставя вопрос: а какая у того или другого лейтенанта перспектива на ближайшее будущее. Уже на этом этапе можно составить вполне определенное мнение о способностях человека. Видишь у молодого офицера хорошие командирские данные – потрудись сделать все возможное, чтобы они развернулись полной мерой. А там он тебе же придет на смену. Придет вполне готовый к тому, чтобы быть организатором и воспитателем, чтобы взять в свои твердые руки управление кораблем.

Вице – адмирал Э.Н.Спиридонов. Первый заместитель командующего флотом.
Газета ТОФ «Боевая вахта» от 17 февраля 1976 года.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 17-06, 22:04 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Вроде это было не так давно , нашел сайт посвященный кораблям проекта 1134 «А» , а вот и результат – встретился со своим первым командиром с Краснознаменного БПК «Маршал Ворошилов». Некоторые материалы уже размещены на сайте , другие в процессе подготовки , есть планы на будущее . Спасибо создателям сайта : Игорю и Александру , команда постоянно пополняется –процесс пошел ! Всем кто знает и помнит первого командира Краснознаменного БПК «Маршал Ворошилов» - капитана 1 ранга Косова Александра Семеновича , от него пламенный привет и наилучшие пожелания !
Готов вести экипаж в дальний поход


Последний раз редактировалось Илья 06-07, 09:24, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 05-07, 15:11 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Изображение

Первый подъем Военно-Морского флага на БПК "Маршал Ворошилов"- завод им.Жданова г.Ленинград 1972 год.
Фото прислал первый командир БЧ-3 Сивцов Валерий Павлович .


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 28-09, 23:50 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Продолжаю выкладывать материалы , которые публиковались в различных изданиях , автором которых является первый командир Краснознаменного БПК "Маршал Ворошилов" , капитан 1 ранга Косов А.С.

Боевая вахта тихоокеанцев

ИСПЫТАНЫ ПОХОДАМИ

Скрылись в дымке родные берега. Мы снова в океане. А память возвращает меня к тому плаванию, которое проходило при посещении флота Генеральным секретарем ЦК КПСС , Председателем Президиума Верховного Совета СССР товарищем Л.И.Брежневым. На боевых постах царил особый подъем. И мне как командиру было приятно сознавать , что в этот поход вложили немало труда все моряки , в том числе и мичманы . Это опытные , закаленные в дальних походах моряки . С некоторыми пришлось мне побывать в самых различных районах Мирового океана . На моих глазах проходили они пору командирского становления , мужали от плавания к плаванию , по крупицам приобретали знания , практические навыки .
Немало добрых слов , к примеру , можно сказать в адрес мичманов радиотехнической службы А.Солдатова , О.Суховеева , С.Кропотова и других. Старшинами команд они стали сравнительно недавно , но уже успели хорошо зарекомендовать себя . Все они коммунисты , мастера военного дела , являются надежными помощниками офицеров . А для таких , как лейтенанты А.Никольский , С.Бергер , они стали в какой-то степени и учителями . По крайней мере , не мало сил и старания приложили они , чтобы помочь А.Никольскому , С.Бергеру и другим молодым командирам успешно изучать электронно-вычислительную технику , дать им прочные навыки в умелом использовании её.
Кстати , если уж речь зашла об РТС , необходимо заметить , что это передовое подразделение корабля и части . В достижении успехов радиотехнической службы большую роль сыграли именно мичманы , ставшие серьезной опорой начальника в деле укрепления воинской дисциплины , порядка , в целом боевой готовности РТС . Недаром капитан 3 ранга В.Бачурин всегда с теплотой отзывается о них . Не раз в походах проверялись их мастерство , моральные и физические качества , и всегда они выходили с честью из любых испытаний . Правофланговые социалистического соревнования , передовики ратного труда Солдатов , Суховеев , Кропотов и ряд других мичманов прошли на корабле хорошую школу морской выучки . Были они и в тропических широтах , и в студеных водах Севера , им приходилось бороться с тайфунами , с обледенением , с физической усталостью .
Командир противолодочного корабля на выходах в море все время держит в поле зрения действия гидроакустиков , операторов воздушной и надводной обстановки , радиометристов- штурманских. Как правило , я замечаю , что больше порядка на тех постах , которые возглавляют опытные мичманы . Они снимают солидную часть нагрузки с офицерского состава , будучи дежурными боевого информационного поста , старшими вахт гидроакустиков . Особенно большую нагрузку испытывают люди в процессе поиска подводных лодок . Здесь нужны предельные собранность и выдержка , умение четко классифицировать цель , не дать возможности находящейся в глубине лодке уйти от преследования .
Одна степень сложности , когда маневрирует цель , другая – когда начинаешь сам вводить в задачу элементы повышенной трудности , маневрируя курсом и скоростью , приводя цель на острые курсовые углы и т.п. И всё это в условиях интенсивных помех , в обстановке , максимально напоминающей боевую . Нелегко приходится гидроакустикам , особенно мичманам , но они не жалуются , когда речь заходит о трудностях . Скорее всего от них услышишь дельное предложение , ценный совет , направленные на улучшение учебного процесса , на повышение качества отработки курсовых задач , на совершенствование методов воспитательной работы .
С ними небесполезно беседовать ещё и потому , что у них есть немало интересных наблюдений , примеров из практики , они обладают обширными знаниями . И после каждой такой беседы начинаешь как бы по-новому осмысливать отдельные явления , факты , события .
Однажды , например , состоялся разговор на тему подготовки кадров . Мичманы Суховеев , Солдатов и другие утверждали , что наряду с воспитанием мичманов в школах было бы полезно готовить их из числа корабельных специалистов .
-Вот одна из кандидатур, - указали они на радиометриста БИП старшего матроса
В . Кравцова . Я знал этого моряка как подающего надежды оператора . В море он действовал уверенно , неточностей за ним не наблюдалось .
Старший матрос Кравцов имел средне-техническое образование . Наши мичманы давно приметили его , посоветовали матросу подумать о дальнейшей судьбе , о службе на флоте . Сумели они убедить первогодка , и он дал согласие продолжать службу на флоте мичманом .
Не ошиблись мы в нем . Мичман Кравцов является хорошим специалистом , отлично содержит свое заведование . Зарекомендовал он себя и как умелый воспитатель . В доказательство можно привести пример со старшиной 1-й статьи С. Казаниным . Вышло так , что стали замечать за ним отдельные промахи: то опоздает на построение , то службу корабельных нарядов несет нечетко . До серьезных неприятностей дело не дошло . В.Кравцов со своим помощником главным корабельным старшиной В.Любченко , молодым коммунистом , сумели подобрать ключ к сердцу младшего командира , наставить его на путь истинный . А ведь Кравцов , хотя и мичман , по возрасту моложе многих военнослужащих срочной службы . Как видим , это не мешает ему четко выполнять свои обязанности .
И я уверен: таких , как мичман В.Кравцов , на БПК «Маршал Ворошилов» в скором времени будет гораздо больше. Мне , как командиру , приятно видеть , что мичманы нашего корабля по- государственному подходят к организации учебно-воспитательного процесса в своих подразделениях .А ведь это далеко не простое дело . Воспитать юношу , одетого в матросскую форму , в духе коммунистической нравственности , сделать из него активного строителя коммунизма может лишь человек , обладающий высокими морально-боевыми качествами , умеющий дойти до ума и сердца каждого подчиненного.
Нелегка корабельная служба . Тут сказывается и специфика нашей жизни , и долгие разлуки с домом , и многое другое . Иной мичман , полный еще впечатлений от недавнего выпуска , вдруг загрустит . И хорошо , если рядом окажутся опытные товарищи . Они найдут доброе слово , приведут , как говорят у нас , «человека в меридиан». И опять он станет жизнерадостным и энергичным , и вновь будет гордиться принадлежностью к экипажу БПК «Маршал Ворошилов».
Но коллектив мичманов сам собой не складывается . Здесь многое зависит от командира , от его умения сплачивать людей , направлять усилия на качественное решение стоящих перед кораблем задач . И тут важно подумать не только о учебе мичмана , о их корабельном быте , но и о других сторонах жизни . Например , об обеспеченности семьи мичмана жильем . До сих пор не могу забыть счастливые глаза мичмана В.Кунича и его жены . Они получили новую квартиру и пришли на проходную , чтобы поблагодарить командира за заботу , за чуткость и внимание .
Нужно ли говорить , что Кунич теперь трудится ещё лучше , чем прежде . Глядя на него , стараются не отстать и другие .
В тот памятный поход все моряки экипажа действовали безукоризненно . Учебная подводная цель была быстро обнаружена и не ушла от преследования . А стремительно несущуюся на корабль воздушную цель мы поразили . Немалая заслуга в достигнутых успехах принадлежит испытанным походами мичманам . Каждый внес свою лепту в общий успех .

Капитан 1 ранга А.Косов,
командир БПК «Маршал Ворошилов»

"Знаменосец"
Ежемесячный иллюстрированный журнал министерства обороны союза сср
№7 1978 г.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 30-09, 22:21 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Встречался этим летом в Москве с первым командиром Краснознаменного БПК "Маршал Ворошилов" капитаном 1 ранга Косовым Александром Семеновичем . Размещаю его фото на форуме.
Вот такой наш командир . Хочется пожелать ему крепкого Здоровья , бодрости Духа , хорошего Настроения , всех земных Благ , попутного ветра в океане Жизни и семь футов под килем !
Изображение


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-10, 13:23 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Еще одна статья из журнала "Морской сборник" , автором которой является первый командир Краснознаменного БПК "Маршал Ворошилов" капитан 1 ранга Косов А.С.


РАЗМЫШЛЕНИЯ О ПРЕСТИЖЕ КОРАБЕЛЬНОЙ СЛУЖБЫ
Капитан 1 ранга А.Косов
О престиже корабельной службы военная печать писала уже немало . Естественно , что поднятые при этом вопросы требуют всестороннего и глубокого изучения , принятия по ним обоснованных решений в различных инстанциях . И все же хочу высказать свое мнение .
Известно , что именно плавсостав решает главные задачи флота и испытывает наибольшие трудности . Следовательно , ему и надо отдавать предпочтение при прохождении службы : повышении в должности , присвоении очередных воинских званий , направлении на учебу , выделении путевок в дома отдыха и санатории , предоставлении к наградам , обеспечении жильем , организации культурного досуга .
Разве можно допускать , чтобы на корабельных офицеров и мичманов их товарищи , которые служат на берегу , смотрели с сочувствием и снисхождением , а сами пользовались большими привилегиями ?
Многие из этих вопросов можно решать непосредственно на кораблях и соединениях , отдельные из них находятся в компетенции командования флотов и ВМФ , а также вышестоящих инстанций .
Взять к примеру , крупные корабли – самые грозные , мощные и сложные боевые единицы в Вооруженных Силах . На их освоение требуется гораздо больше времени , чем на любое другое оружие , устанавливаемое на берегу . Командирами таких кораблей становятся самые достойные , грамотные и опытные офицеры , способные принять самостоятельное решение при плавании в отдаленных районах Мирового океана .
Однако когда офицер , пройдя все ступени роста , будет назначен командиром и достигнет совершенства в исполнении своей должности , он зачастую становится бесперспективным .
Положение порой усугубляется еще и тем , что непосредственными начальниками таких командиров являются офицеры с меньшим практическим опытом управления кораблем данного проекта или вообще не имеющие его , но своевременно окончившие академию . Это создает в море иногда неприятную для обеих сторон ситуацию , когда младшему по должности приходится в присутствии подчиненных отстаивать свое решение на маневр или иные действия при вмешательстве старшего . Не всегда такое поведение командира , даже оправданное , остается без последствий для его дальнейшей службы .
При подборе кандидатов на должности командиров таких кораблей , очевидно , несправедливо кому-то отдавать предпочтение только потому , что он на пять –семь лет моложе более опытного . Никакая теоретическая подготовка не заменит навыков , приобретенных в плавании в различных условиях такой изменчивой и капризной морской стихии .
Представляется целесообразным повысить возрастной ценз данной категории офицеров не только для поступления в академию , но и при назначении на новую должность .
Многие командиры высказывают мнение , что у них не всегда получается плановая работа . И порядка здесь зачастую тем меньше , чем ближе корабль стоит к основному места базирования . Немало еще директивных , письменных и устных указаний , и их поток пока заметно не сокращается . Все , казалось бы , понимают , что командиру надо предоставить возможность выполнять свои многочисленные обязанности , нельзя его дергать по каждому поводу . Ведь только в Корабельном уставе обязанности командира изложены более чем в 50 статьях . Отдельные из них имеют десятки пунктов . Всех в полном объеме касаются и требования общевоинских уставов .
Большую часть служебного времени занимают работа с личным составом и решение вопросов поддержания вооружения и техники в боеготовом состоянии . Беда в том , что во всех мероприятиях почему-то чаще всего вынужден лично участвовать командир корабля , хотя во многих случаях справиться может непосредственный начальник . Каждый на своем месте должен полностью выполнять свои функциональные обязанности и сполна нести ответственность за порученный участок . Иначе он превратится в формального исполнителя , не привыкшего самостоятельно думать , творчески решать задачи . Помощи от такого подчиненного , а тем более своевременного совета ждать не приходится .
Считаю , что порядка было бы больше , если бы командование соединения , как когда-то , целенаправленно занималось определенными категориями подчиненных . Командирами кораблей , как правило , занимался флагман (командир соединения) , офицерами штаба и старшими помощниками (помощниками) командиров - начальник штаба , командирами боевых частей – флагманские специалисты . Всегда ли флагманский специалист сначала обращается к старшему помощнику для соответствующего воздействия на командира боевой части или к начальнику штаба по поводу нераспорядительности старшего помощника ? Не чаще ли он обращается к командиру корабля , а то и прямо к командиру соединения , как бы показывая тем самым свою работу , на самом же деле перекладывая часть своих обязанностей на старшего начальника , порой даже не пытаясь решить поставленную задачу .
Известно , что в соответствии с Корабельным уставом норма съезда на берег не должна превышать двух третей общего числа офицеров и мичманов.
Когда корабль стоит у причала и это требование соблюдается , вопросов практически ни у кого не возникает . Но когда же корабли интенсивно плавают или готовятся к выполнению сложных и ответственных задач в море, сход на берег после окончания рабочего дня , не говоря уже о выходном , становится редкостью . Упорядочение его в этом случае в основном зависит от командиров кораблей и соединений , знания ими обстановки , настроения и взаимоотношений людей как в экипажах , так и в семьях . Хуже всего , когда подчиненных не отпускают домой и они не заняты при этом каким-либо конкретным делом . Такое бесцельное пребывание на корабле нервирует их и не приносит пользы .
Не изжиты еще вызовы офицеров с берега без достаточных на то оснований . Нередко старший начальник не доверяет даже подготовленным и допущенным к исполнению своих обязанностей заместителям . А ведь без навыков самостоятельных действий не воспитаешь ответственность за принятые решения и другие командирские качества .
Нельзя также считать нормальным положением , когда отдельным офицерам согласно утвержденным графикам своевременно не предоставляется положенный очередной отпуск . Чаще всего это касается командиров кораблей и соединений . Так , в одной из частей Чер㏟оморского флота капитан 3 ранга А.Урбанчук отпуск перед длительным плаванием использовал не полностью , а капитан 2 ранга Ю.Бакурадзе вовсе его не имел . Всем было ясно , что в текущем году отпуск они не получат . Как ни странно , те , от кого это зависит , свою неорганизованность , нераспорядительность зачастую оправдывают якобы интересами службы .
В чем причина ? Мне представляется , что очень редко спрашивают с начальников за такие упущения . А ведь это прямое невыполнение приказов , регламентирующих порядок и сроки такого отдыха .
Острая и наболевшая проблема – жилищный вопрос . Многое уже сейчас можно сделать , если наладить строгий учет и контроль , на деле выполнять установку – плавсостав обеспечивать квартирами в первую очередь .
Давно уже назрела необходимость иметь на флотах , в пунктах обучения офицеров и постройки кораблей дома гостиничного типа в качестве служебных помещений с обязательным освобождением их по закону через определенное время . Деньги за проживание в них пойдут государству , а не частнику , которому приходится значительно переплачивать . Может быть , стоит вновь ввести квартирную денежную компенсацию для тех , кому жилье не предоставляется ?
Желательно , чтобы такие дома были на каждом соединении для вселения в них прибывающих на постоянное место службы молодых офицеров , мичманов и их семей .
Вспоминается такой случай . При формировании экипажа корабля , которым я командовал , долго не могли подобрать кандидатуру помощника командира по снабжению . Кто-то предложил побеседовать с одним офицером тыла флота . У него давно вышло время присвоения очередного воинского звания , но должность этого сделать не позволяла , хотя со всех сторон он характеризовался положительно .
И тот прямо назвал причины своего отказа . В пункте постройки корабля он будет иметь лишь одну голую получку . И он , и жена лишатся льгот за непрерывность службы (работы) в отдаленной местности . Жена без прописки не получит работу , а младшему ребенку не дадут место в детском саду . Придется искать частную квартиру и платить за нее значительную часть зарплаты мужа . Он отказался , а мы на корабль 1 ранга взяли молодого , неопытного выпускника училища , которого впоследствии сняли за упущения в службе . Так оказались взаимосвязанными вопросы быта и в конечном итоге боеготовности корабля .
Думается , следует уточнить статус нагрудных знаков командиров кораблей . Вручать их , видимо , надо только командирам кораблей после сдачи ими экзаменов на самостоятельное управление кораблем . Желательно сохранить право ношения знаков после перевода их к новому месту службы . Остальным офицерам ВМФ ношение их категорически запретить .
Классность есть у летчиков , у многих флотских специалистов , у водителей автомашин . Почему же ей не быть у судоводителей ? Разработать положение о классности командиров кораблей большой трудности не составляет . Несложно изготовить и нагрудные знаки за классность . Нет только смысла , по моему мнению , делать их едиными для Вооруженных Сил . Имеют , например , Военно-Воздушные Силы особые знаки для летчиков и штурманов . Предлагаю 3-й класс присваивать при сдаче экзаменов на самостоятельное управление кораблем , 2-й при непосредственном командовании кораблем данного проекта в течение трех компаний , 1-й – пяти компаний , мастера – семи .
Думается , для усиления роли классности офицеров классных специалистов надо материально вознаграждать , как в ВВС .
Во всех случаях классность присваивать при отсутствии аварий и аварийных происшествий , связанных с управлением кораблем . При их наличии решением начальника понижать её на одну ступень . В зависимости от тяжести происшествия предусмотреть и лишение классности .
По-моему назрела необходимость определить более строго и четко порядок назначения на корабль «старшего на борту» . На практике не всегда им может быть кто-либо из командования соединения .
Если командир корабля имеет 3-й класс , командир соединения (начальник штаба) в зависимости от гидрометеорологической обстановки и решаемых экипажем задач мог бы еще по своему усмотрению выйти с ним в море , если же у командира 2-й класс и выше , такие «няньки» ему не нужны .
Флотская форма одежды всегда была стабильной и удобной . Однако два момента , на мой взгляд , заслуживают внимания . Например , долгое время не решается вопрос о введении новой легкой формы одежды для ношения ее офицерами и мичманами при высокой температуре . Носить одни и те же суконные брюки и в мороз и жару едва ли нормально .
Кроме того , для поднятия престижа офицеров плавсостава представляется целесообразным выделить их из общего числа офицеров ВМФ . Например , дополнительно только для них ввести нарукавные нашивки в виде розы ветров .
Не до конца продуманы и вопросы стимулирования службы мичманов на кораблях ВМФ . Заслуживают внимания как мне кажется , следующие предложения командиров соединений и кораблей . После окончания школы старшин-техников независимо от специальности присваивать выпускникам воинское звание главного корабельного старшины . В дальнейшем , при условии положительной характеристики , по представлению командира корабля (соединения) приказом по флоту присваивать : через год – звание мичмана ; через 10 лет – старшего мичмана . Каждому званию должен соответствовать тарифный разряд в зависимости от занимаемой должности , специальности и количества подчиненного личного состава . Через 15 лет , если мичман имеет классную квалификацию мастера военного дела , установить высший тарифный разряд .
Оставляет желать лучшего работа военных моряков с гражданской молодежью по привлечению ее к службе в ВМФ . Неплохо бы проводить обмен опытом военно-патриотического воспитания между представителями высших военно-морских училищ , ДОСААФ , кораблей и частей , брать на вооружение наиболее действенные ее формы и методы .
Успешно проводит профессиональную ориентацию молодежи , к примеру , в Калининградском высшем военно-морском училище . Преподаватели и курсанты шефствуют над школой юных моряков ДОСААФ , которая организована при училище . За каждым курсом закреплены определенные школы города . Все курсанты имеют подшефных – учащихся старших классов , что , несомненно , способствует улучшению отбора . За три года количество ребят , которые проходят профориентацию , увеличилось в 2,5 раза , а тех , кто из них принят в училище , - на 30 % .
К сожалению , литературы , где показана жизнь флота в истории нашего государства , прославляются подвиги моряков , воспевается романтика дальних походов , приводятся сведения для юношества о родах сил ВМФ , классах и подклассах надводных кораблей и подводных лодок , пока явно не хватает .
Так , в 1982 г. был выпущен хорошо иллюстрированный фотоальбом «Военно-Морской Флот СССР» , но он настолько быстро разошелся , что даже не все желающие моряки смогли его купить . Трудно найти справочник для поступающих в высшие военно-морские училища под названием «Дорога в океан» (Воениздат 1983 ). Недостает красочно оформленных плакатов и рисунков силуэтов кораблей , популярных книг о Военно-Морском Флоте , таких , например , как «Рассказы о боевых кораблях» З.Перля (Воениздат , 1954) .
Безусловно , многие офицеры могли бы продолжить разговор о престижности корабельной службы . Сейчас руководство ВМФ уже приняло ряд мер , создана специальная комиссия , которая занимается вопросами повышением авторитета плавсостава .Хочется надеяться , что эти меры будут действенными .

Морской сборник
9 . 1987 г.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 16-10, 16:05 
Не в сети
главный старшина
главный старшина
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 31-07, 19:27
Сообщения: 74
Однако когда офицер , пройдя все ступени роста , будет назначен командиром и достигнет совершенства в исполнении своей должности , он зачастую становится бесперспективным .
Золотые, пророческие слова сказал Ваш командир!


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 24-01, 11:32 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Выкладываю очередную статью о БПК "Маршал Ворошилов" и его первом командире А.С.Косове из "Морского сборника".


ГЛАСНОСТЬ И СРАВНИМОСТЬ
РЕЗУЛЬТАТОВ СОРЕВНОВАНИЯ
Капитан 1 ранга Богачев

В ходе предсъездовского соревнования экипажи большинства кораблей Тихоокеанского флота успешно справились с взятыми обязательствами , достойно встретили высший форум коммунистов страны . Позади напряженный летний период боевой учебы . Итоги его хорошие . Возросла выучка личного состава , заметно повысились показатели выполнения ракетных и артиллерийских стрельб . Пополнились ряды классных специалистов , отличников боевой и политической подготовки , отличных подразделений , кораблей .
Достигнутые успехи- результат кропотливого труда воинов , целеустремленной , творческой работы командиров , политработников , коммунистов , комсомольского актива.
Для примера возьмем экипаж БПК «Маршал Ворошилов» , который первым на ТОФ поддержал почин воинов-забайкальцев – инициаторов социалистического соревнования под девизом «Сделать год ХХV съезда КПСС годом дальнейшего повышения боевой готовности , улучшения качества боевой выучки , настойчивого освоения новой техники и оружия» . Вскоре он был подхвачен другими кораблями флота .
Принять обязательства , в общем-то не так уж сложно , хотя это требует вдумчивого подхода , глубокого знания обстановки и положения дел на корабле , поисков неиспользованных резервов и возможностей личного состава . Причем нельзя допускать как завышения , так и занижения принимаемых обязательств . Куда сложнее организовать работу по их полному и своевременному выполнению .
Руководить социалистическим соревнованием надо повседневно , конкретно , целеустремленно . Основные усилия командиров , политработников , партийных организаций должны быть направлены на строгое осуществление ленинских принципов соревнования : широкой гласности , сравнимости результатов , возможности практического повторения опыта .
Остановимся на конкретных примерах использования таких важных факторов стимулирования соревнования , как гласность и сравнимость .
Корабль участвовал в поиске и слежении за подводной лодкой «противника» . Основную нагрузку при этом испытывали гидроакустики . Присутствовавший на корабле работник политического отдела капитан 3 ранга А . Гультяев помог командиру организовать социалистическое соревнование среди гидроакустиков по конкретно выполняемой задаче . О взятых ими обязательствах рассказывалось в специальном выпуске корабельной радиогазеты . Боевые листки призывали моряков с честью решить поставленную перед коллективом задачу .
Перед личным составом боевых постов выступил заместитель командира по политической части , секретарь партийной организации . Они довели до глубокого сознания воинов важность полного и качественного выполнения взятых социалистических обязательств .
Все это способствовало созданию здорового соперничества в экипаже . Чья смена акустиков «наберет» в итоге больше часов непрерывного контакта с подводной лодкой ? Ход соревнования отражался на специальном стенде , что давало возможность морякам сравнивать достигнутые ими показатели .
Итоги работы подводились с личным составом каждой смены , оперативно выпускались «молнии» . Лучшим акустиком смен старшине 1-й статьи Ю . Никольскому и старшине 1-й статьи Н . Захарько были посвящены фотолистовки .
В результате выяснилось , что дольше других поддерживал непрерывный контакт с подводной лодкой смена мичмана О . Суховеева . Об этом оперативно проинформировала экипаж радиогазета . В ней рассказывалось о слагаемых успеха мичмана Суховеева , его опыте , организации тренировок , большом кропотливом труде по совершенствованию боевого мастерства , обучению и воспитанию подчиненных .
Широкое использование таких факторов стимулирования соревнования , как гласность и сравнимость результатов , требует творческого подхода и зависит от характера выполняемых задач , конкретной обстановки . Важно при этом иметь в виду и то , что гласность и сравнимость предполагает высокую оперативность .
Однако некоторые командиры считают , что фактор гласности должен использоваться только при окончательном подведении результатов боевой учебы , после выполнения той или иной задачи . Нечего , мол , отвлекать личный состав радиопередачами , боевыми листовками и другими мероприятиями . Безусловно , такое мнение ошибочно . Если об итогах ратного соперничества моряки узнают поздно , то это снижает возможность вовремя вызвать политический подъем у людей , создать атмосферу состязательности в экипаже .
Важную роль в соревновании играют обобщение и пропаганда передового опыта .
Недавно политический отдел обобщил опыт организации социалистического соревнования на БПК «Маршал Ворошилов» и изучил его с командирами кораблей , флагманскими специалистами , политработниками .
Большое место было отведено анализу деятельности командира корабля капитана 2 ранга А.Косова по организации соревнования . Например , в конце 1975 г. вместе с заместителем по политчасти , старшим помощником и секретарем парторганизации офицер Косов рассмотрел итоги боевой учебы и возможности личного состава по росту мастерства в 1976 г. Затем пригласил партийных и комсомольских активистов и наметил рубежи соревнования на этот год-год XXV съезда КПСС . После принятия экипажем обязательств командир уделил постоянное внимание обеспечению условий для своевременного и качественного их выполнения .
Политработники и партийная организация спланировали и провели ряд мероприятий по оказанию помощи соревнующимся , систематически анализировали ход выполнения обязательств .
При взятии социалистических обязательств основной упор делался на то , чтобы
соревнование способствовало качественному решению учебно-боевых задач .
К примеру , обязательства , принятые офицерами , нацелены на глубокое изучение и претворение в жизнь материалов и решений XXV съезда КПСС , совершенствование тактической подготовки , настойчивое освоение и грамотное использование корабельного оружия и техники , качественную подготовку к занятиям и семинарам . И опять-таки гласности и сравнимости уделялось первостепенное внимание . Например , после выполнения огневых задач в кают-компании вывешивался график , который отражал как успехи так и упущения людей .
Лучших показателей в тактической подготовке добились капитан-лейтенант
Я . Гавловский , старший лейтенант В . Флоряк . Заметно отставали от них лейтенанты А . Пантейлемонов и В. Назаров . Благодаря помощи опытных товарищей и личному упорному труду через некоторое время они подтянулись .
Хорошим подспорьем в учебе экипажа стал тактический уголок , созданный по предложениям коммунистов , высказанным на очередном партийном собрании . Ответственным за него назначили старшего лейтенанта А.Рифтина . Он горячо взялся за дело , подбирал различные материалы , в том числе журналы «Морской сборник» , «Зарубежное обозрение» , вырезки из военных газет . По его примеру увлеклись сбором материалов для тактического уголка и другие .
Особое внимание на корабле уделили подготовке молодых офицеров . Опытные командиры боевых частей и начальники служб внимательно следили за их учебой , помогали им . Так , капитан-лейтенант Я.Гавловский взял дополнительное обязательство подготовить к самостоятельному несению ходовой вахты на мостике двух лейтенантов и успешно справился с этой задачей . О сдаче кем-либо из молодых офицеров последнего зачета объявлялось по корабельной трансляции . Результаты первой самостоятельной вахты также обнародовались . По корабельному радио передавали: «Сегодня сдал последний зачет на допуск к самостоятельному несению ходовой вахты лейтенант … … ..Смену с . . . час. До . . . час . он нес самостоятельно . Оценка-«отлично» . Взятое социалистическое обязательство выполнено в срок» . Называлась и фамилия офицера , который помог лейтенанту . Это не только окрыляло молодого офицера , но и стимулировало труд его наставника .
Соревнование в учебе накладывало отпечаток на организацию службы и воинский порядок . Если человек преуспевал в тактической подготовке , то он , естественно , стремился к совершенствованию и в других областях своей деятельности , добивался от подчиненных образцового содержания постов и заведований .
Первые итоги соревнования показали: сделан шаг вперед в улучшении тактической подготовки офицерского состава , в укреплении уставного порядка .
Этот опыт , взятый на вооружение офицерами других кораблей , оказал им конкретную помощь в руководстве социалистическим соревнованием .
Политический отдел , партийные организации штаба и кораблей и в дальнейшем уделяли большое внимание вопросам пропаганды передового опыта , достигнутого лучшими офицерами , старшинами и матросами в повышении боевого мастерства , овладении оружием и боевой техникой .
Активно и целенаправленно использовалась корабельная печать . Только за зимний период боевой учебы были подготовлены и выпущены десятки стенных газет , боевых листков , листовок-молний и т.д. В них рассказывалось о лучших коммунистах , комсомольцах , передовых офицерах , мичманах , старшинах и матросах , всех тех , кто шел впереди , вносил весомый вклад в повышение боевой готовности .
Одной из важных форм гласности соревнования является подведение итогов . Отработан четкий порядок этого мероприятия на кораблях , в подразделениях , командах и отделениях , что позволяет предавать гласности успехи передовиков , вовремя вскрывать недостатки и принимать меры к их устранению . Однако следует заметить , что в данном вопросе требуется стройная , продуманная система работы командиров и политработников всех степеней . Они должны всегда помнить : подведение итогов , разбор боевых упражнений , занятий не самоцель , а конкретная учеба . Но только в том случае , когда всесторонне анализируются результаты соревнующихся , сравниваются их показатели , указываются , почему одни успешно выполнили обязательство , взятое , допустим , при решении огневой задачи , а его соперник нет , рекомендуются пути устранения допущенных ошибок -подведение итогов достигнет поставленной цели .
Уделяя необходимое внимание контролю и помощи командирам в организации соревнования , офицеры штаба и политического отдела проводят большую работу в подразделениях . Они участвуют в подготовке и проведении партийных и комсомольских собраний , на которых заслушиваются коммунисты и комсомольцы о ходе выполнения принятых социалистических обязательств , об оказании помощи молодым воинам в изучении своей специальности и повышении классной квалификации .
Всесторонне продуманная деятельность позволяет не только изучать , обобщать и пропагандировать передовой опыт , но и вовремя устранять выявленные недостатки .
О том , как лучше организовать соревнование и распространять передовой опыт , о роли флагманских специалистов и офицеров политотдела в этом важном вопросе нередко идет обстоятельный разговор на партийных собраниях . Члены КПСС единодушны в мнении , что главное внимание необходимо сосредоточить на организаторской работе коммунистов непосредственно на кораблях .
В одном из походов конкретную помощь в организации ратного соперничества моряков оказал командирам кораблей капитан 2 ранга Ю.Леушин . При разработке условий социалистического соревнования в боевых частях он выделил борьбу за отличное выполнение и перекрытие боевых нормативов , стрельб , безаварийную эксплуатацию оружия и боевой техники .
Тщательно изучив фактическое положение дел в боевой части одного из кораблей , коммунист Ю.Леушин оценил степень подготовленности расчетов и на этой основе наметил возможные пути перекрытия нормативов каждым ведущим специалистом . Были разработаны учетные графики для основных боевых номеров , постов , расчетов , команд , групп в боевой части .
Основная цель , которую преследовал капитан 2 ранга – добиться конкретных социалистических обязательств от каждого офицера , старшины и матроса , внедрить принцип состязательности . Социалистическое соревнование было организовано между операторами , командами предстартовой и огневой подготовки . Такая организация не сразу нашла поддержку со стороны отдельных командиров подразделений . Высказывалось мнение , что принцип состязательности по боевым нормативам вводить в соревнование не совсем правильно . При этом пытались ограничить соревнование чистой отработкой нормативов . Однако через некоторое время они поняли ошибочность своих взглядов . В период похода корабль с высокими оценками выполнил артиллерийские и ракетные стрельбы. И в этом немалая заслуга коммуниста Ю.Леушина . Его большой опыт , вдумчивый подход к организации соревнования помогли многим артиллеристам и ракетчикам не отставать от возросших требований времени .
Приведенные примеры не претендуют на исчерпывающий показ всех форм трудового соперничества . Сфера для приложения сил соревнующихся значительно шире .
Флотская действительность повседневно подтверждает возросшие возможности социалистического соревнования для дальнейшего повышения боевой готовности . В подразделениях , на кораблях и в частях , где в организации соревнования отсутствует пустозвонство и формализм , лучше результаты учебы , крепче воинская дисциплина .
Воодушевленные грандиозной программой коммунистического созидания , намеченной нашей партией , военные моряки с большим подъемом совершенствуют ратное мастерство , борются за отличный итог каждого дня , эффективное использование каждой походной мили .

Морской сборник . №9 1976 г.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31-05, 19:54 
Не в сети

Зарегистрирован: 22-05, 18:25
Сообщения: 1
Откуда: Санкт-Петербург
Это был командир от бога.
В 1972 году по окончании училища нас 24 молодых выпускника военно-морских училищ были зачислены в состав экипажа будущего корабля бпк "Маршал Ворошилов". Формирование происходило на базе флотского экипажа в г.Североморске. В тот период еще никто не задумывался, так как не знал , что через два года окажемся в составе 201 бригады кораблей ТОФ. А пока начало флотской жизни полностью связывалось с будущей службой на престижном во всех отношениях Северном Флоте.
И вот она командирская, человеческая и нравственная сила Отца Командира с большой буквы, который в течение полутора лет, сумел сформировать, сплотить, подготовить и убедить сужить на другом флоте офицеров старожилов - командиров боевых частей, семьи которых были обустроены Североморске. После перехода во Владивосток обратно на СФ вернулся только "Дед".
Основные этапы формирования экипажа бпк "Маршал Ворошилов" - флотский экипаж Североморска, флотский экипаж Ленинградской военно-морской базы на площади Труда, судостроительный завод им.Жданова, подъем Военно-морского флага и клятва экипажа на Марсовом поле в г.Ленинграде, ходовые испытания и подготовка для перехода на ТОФ в Балтийске.
На всех этапах чувствалась твердая воля комадира-профессинала и величайшая чуткость человека.
На протяжении своей дальнейшей военной службы всегда невольно сравнивал свои дела и поступки с качествами своего первого и самого
как оказалось главного наставника в своей жизни. И нам 24 Лейтенантам Флота повезло встретить на своем начальном жизненном пути такого наставника, как Командир Косов А.С.
http://i077.radikal.ru/0905/73/3d7f31643219.jpg
http://i022.radikal.ru/0905/c8/156fd7f5d633.jpg
http://i046.radikal.ru/0905/c2/ca1a132311ea.jpg
http://i026.radikal.ru/0905/95/64ae46379d5c.jpg

_________________
Командир группы радиотехнического наблюдения-начальник РЛС "Восход" бпк "Маршал Ворошилов" 1972-1976гг.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 31-05, 23:07 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
assvvor писал(а):
Это был командир от бога.
В 1972 году по окончании училища нас 24 молодых выпускника военно-морских училищ были зачислены в состав экипажа будущего корабля бпк "Маршал Ворошилов". Формирование происходило на базе флотского экипажа в г.Североморске. В тот период еще никто не задумывался, так как не знал , что через два года окажемся в составе 201 бригады кораблей ТОФ. А пока начало флотской жизни полностью связывалось с будущей службой на престижном во всех отношениях Северном Флоте.
И вот она командирская, человеческая и нравственная сила Отца Командира с большой буквы, который в течение полутора лет, сумел сформировать, сплотить, подготовить и убедить сужить на другом флоте офицеров старожилов - командиров боевых частей, семьи которых были обустроены Североморске. После перехода во Владивосток обратно на СФ вернулся только "Дед".
Основные этапы формирования экипажа бпк "Маршал Ворошилов" - флотский экипаж Североморска, флотский экипаж Ленинградской военно-морской базы на площади Труда, судостроительный завод им.Жданова, подъем Военно-морского флага и клятва экипажа на Марсовом поле в г.Ленинграде, ходовые испытания и подготовка для перехода на ТОФ в Балтийске.
На всех этапах чувствалась твердая воля комадира-профессинала и величайшая чуткость человека.
На протяжении своей дальнейшей военной службы всегда невольно сравнивал свои дела и поступки с качествами своего первого и самого
как оказалось главного наставника в своей жизни. И нам 24 Лейтенантам Флота повезло встретить на своем начальном жизненном пути такого наставника, как Командир Косов А.С.
http://i077.radikal.ru/0905/73/3d7f31643219.jpg
http://i022.radikal.ru/0905/c8/156fd7f5d633.jpg
http://i046.radikal.ru/0905/c2/ca1a132311ea.jpg
http://i026.radikal.ru/0905/95/64ae46379d5c.jpg

Рад встрече товарища из первого экипажа БПК "Маршал Ворошилов". С нашим командиром нахожусь в контак
те .
Встречался с ним , на сайте есть фото встречи с ним .
Мои фотографии с альбома выложены на сайте .
С уважением
Джаксумбаев Илья .


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 08-07, 16:17 
Не в сети
капитан-лейтенант
капитан-лейтенант

Зарегистрирован: 17-10, 10:30
Сообщения: 391
Сегодня размещаю воспоминания первого командира Краснознаменного БПК "Маршал Ворошилов" о корабельной службе .
Памятные случаи из корабельной службы
(Воспоминания капитана 1 ранга Косова Александра Семеновича)

Предисловие.
Подготовке воспоминаний о корабельной службе способствовало общение с бывшими членами нашего Краснознаменного большого противолодочного корабля «Маршал Ворошилов», на котором я служил командиром корабля с постройки, во время перехода на ТОФ и 5 лет потом на этом флоте.
Так, например, три бывших офицера нашего корабля: Потряхаев Вячеслав Владимирович, Дорохов Владимир Александрович и Калашников Игорь Сергеевич поздравляли меня с очередным юбилеем.
Встречались мы в Москве со Смагиным Михаилом Сергеевичем, звонили мне: Флоряк Василий Иванович, Четыркин Юрий Михайлович, Шеронов Николай Петрович и другие
Особенно мы все выражаем свою признательность и благодарим за патриотизм и любовь к своему кораблю, энтузиазм в доведении до широкого круга читателей различных эпизодов из жизни нашего корабля Джаксумбаева Илью Васильевича, бывшего матроса и старшину срочной службы БЧ-2 (ракетно-артиллерийской боевой части).
После службы он получил высшее образование, живет и работает ведущим инженером по телекоммуникациям в городе Пикалеве Ленинградской области, в этом году ставшим широко известным городом. С Ильей Васильевичем мы постоянно на связи и встречались в Москве. Это при его помощи появились материалы о нашем корабле в Интернет, сайт www.admiral-umashev.narod.ru , http://kresta-ii.ucoz.ru/
Встречались мы с Кудряшовым Игорем Александровичем, бывшим матросом срочной службы - техником связи БЧ-4 (боевая часть связи). Он на корабле заведовал корабельной трансляцией. При встрече он спросил меня, помню ли о том, как однажды сказал ему: «Кудряшов, Вы один в трансляционной рубке, Вас ни в отпуск отпустить, ни на гауптвахту отправить». Добросовестный был матрос.
Встречались с Кургузовым Сергеем Николаевичем, бывшим трюмным машинистом БЧ-5. У него в заведовании были корабельные успокоители качки, о прекрасной работе которых упоминает даже вице-адмирал Голосов Рудольф Александрович в своей книге «Продуть балласт». Полвека служения подводному флоту, издания Москва, РОССПЭН, тел./факс отдела реализации 334-81-62.
В этой книге, в главе 11, стр. 207-261 «Через три океана» адмирал многое говорит и о плавании на нашем корабле совместно с подводными лодками.
Недавно вышла в свет хорошая книга А. Б. Аверина «Адмиралы и маршалы», о надводных кораблях проектов 1134 и 1134А. Эту книгу можно было приобрести в «Военной книге», Москва, улица Зорге, 1, телефон/факс 8-499-195-24-14.
В этой книге есть информация и о нашем корабле. Там сказано следующее. «В 1976 большой противолодочный корабль «Маршал Ворошилов» удержал первое место в соединении (на эскадре).
В состязаниях на первенство ВМФ, вместе с двумя другими кораблями КПУГ эскадры завоевали приз ГК ВМФ в зенитных ракетных и артиллерийских стрельбах по реальным воздушным целям. Затем в составе КПУГ (корабельной поисково-ударной группы) с двумя другими кораблями эскадры завоевали приз ГК ВМФ по поиску, слежению и уничтожению атомной подводной лодки, с выполнением боевых упражнений всеми комплексами противолодочного оружия кораблей». Два приза - редкий случай в корабельной практике.
«В этом же году корабль был объявлен отличным и второй год подряд подтвердил звание «Лучший надводный корабль ВМФ СССР».
Это все официальная информация. При встречах предлагалось вспомнить также отдельные конкретные случаи из корабельной жизни, рассказать о том, как складывались отдельные обстоятельства, и как находился выход из них.
Говорили о том, что служба на море продолжается, растет молодое поколение, им еще предстоит накапливать опыт. Да и тем, кто отслужил, а также их родным и близким интересно было бы заглянуть в прошлое, вспомнить о том, как развивались и чем заканчивались те или иные события не в парадной, а в повседневной жизни.
Идя навстречу этим пожеланиям, я и подготовил ряд коротких рассказов о наиболее памятных эпизодах. Причем, отдельные эпизоды запомнились мне по службе и на других боевых кораблях нашего флота, на которых я служил в более молодом возрасте.
Ведь пока есть море, будут и корабли, будут на этих кораблях возникать и свои различные обстоятельства.

Внезапная отдача якоря на полном ходу корабля.
Наш Краснознаменный большой противолодочный корабль «Маршал Ворошилов», как и боевые корабли такого же класса других развитых стран, мог развивать максимальный ход – до 33-х узлов (1 узел = 1 миля в час = 1853 м.).
В соответствии с поставленной задачей и готовностью главных машин к даче хода, командир корабля устанавливает «назначенный ход», который может быть 18, 24 или 28 узлов. Когда рукоятки машинного телеграфа будут установлены на «полный ход вперед», машины и будут развивать один из этих назначенных ходов. «Самый полный ход» всегда больше «назначенного хода» на 4 узла, другие хода зависят от назначенного, например, «малый ход» есть половина назначенного и т. д.
В повседневной службе и для отработки учебно-боевых задач в полигонах боевой подготовки, как правило, устанавливают «назначенный ход» 18 узлов.
В наше время в море выходили часто, у причала стояли редко, в основном, для проведения профилактического осмотра и ремонта вооружения и техники, а также для пополнения запасов. С топливом проблем не было, сколько запрашивали, столько и давали. Мы, например, и по 1200-1300 тонн мазута сразу брали. С моря сразу под заправку, и только потом следовали к своему причалу.
Когда плановые задачи на выход в море были выполнены, и корабль получал «добро» следовать в пункт базирования (в порт Владивосток), об этом объявлялось всему экипажу по трансляции, ложились на курс в базу и давали «самый полный ход» – 22 узла.
Настроение сразу у всех было приподнятое, многие из офицеров и мичманов имели семьи, у молодежи были свои планы, матросы и старшины могли сходить в увольнение или в культпоход.
Негласно включались душевые для офицеров и мичманов, не было смысла экономить пресную воду, иногда и наваренную из морской воды. Придем к причалу, наберем свежей пресной воды с берега.
Экипажи были опытные, много плавали. Когда шли домой, наиболее беспокойные офицеры, проходя мимо телеграфа, хоть и видели, что рукоятки установлены на «самый полный ход» (22 узла), в глазах у них читалось, - не маловато ли? Иные, не раз говорили мне, что на опыте убедились, что на скорости 22 узла вибрация корабля больше, чем на скорости 26 узлов. Вибрация, мол, вредна для электроники, которой нашпигован наш корабль.
Несколько раз попробовали, действительно, как нам показалось, вибрация становилась меньше. Так и стали ходить домой скоростью 26 узлов, но «назначенный ход» не меняли, чтобы нас не обвиняли, что на переходе домой изменяли назначенный ход. Обороты машинам добавляли звонками: два звонка – добавить 10 оборотов, один звонок – убавить 10 оборотов.
И на этот раз все было так же. Гарцевали, одним словом! Было лето, ветер дул встречный, довольно таки свежий.
Чтобы не тратить время и не мешкать при входе в базу, как всегда, пораньше дали команду на приготовление корабля к плаванию в узкости.
По этой команде поднимали давление в главных котлах, экипаж переодевался для работы в швартовых командах, задраивались водонепроницаемые переборки, якоря готовились к отдаче и т. д.
Когда первые матросы появились на баке (в носовой части корабля), я увидел, что ветер надувает их рабочее платье за спиной как подушки. К встречному ветру добавлялся и ветер от скорости хода корабля. Скорость 26 узлов, стало быть, ветер только от скорости корабля добавлял 13 метров в секунду.
Надо было сбавлять ход. Дал команду «Обе машины вперед полный», т. е. переходим на скорость 18 узлов.
Не успели еще машины отработать назначенный ход, скорость была где-то около 20 узлов, на баке внезапно отдали якорь, понял это по характерному звуку.
Тут же по трансляции дал команду на бак «Не задерживать якорь-цепь!» и дважды переставил рукоятки машинного телеграфа на «Стоп», затем на «Самый полный назад», что означает - дать максимальный задний ход. Эту же команду повторил словами в ПЭЖ (пост энергетики и живучести).
Нужные решения приняты, теперь по связи с баком, постоянно подтверждали им, чтобы они не задерживали якорь-цепь, и докладывали, сколько метров на клюзе (общая длина якорь цепи 300 метров), куда смотрит якорь-цепь. Глубину места точно не помню, очевидно, около 50-70 метров.
Как только машины забрали, инерция корабля начала снижаться, затем корабль относительно воды остановился, и начал медленное движение назад.
Дал команду по машинному телеграфу «Обе машины стоп», и на бак – «Выбирать якорь-цепь».
Все обошлось благополучно. Якорь-цепь не пострадала. Разбор случившегося проводить было некогда. Надо было в запрошенное нами время пройти боновые ворота. Еще на переходе мне сказали, что боцман срочной службы, отдавший на ходу якорь, сам болезненно переживает, послал его успокоить.
С подходом к причалу острота спала. К тому же, мысленно я и с себя не снимал вины, гарцевали! Мол, экипаж все может, «отличный корабль», инициаторы соцсоревнования на флоте. Хорошо, что якорь-цепь не пострадала и продолжала исправно служить кораблю. Было бы нам позора, если бы оборвали ее, и потеряли якорь. Надо было на скорости не более 9 узлов готовиться к плаванию в узкости.
Поговорил с помощником командира корабля и главным боцманом. Указал им, что, несмотря на их утверждения, что боцманская команда подготовлена хорошо, контролировать ее действия – их прямая обязанность. Иначе, видите, к чему это могло привести.
Какое то время действовали более осторожно. Но со временем, почувствовали, что теперь недовольны сами собой за излишнюю медлительность.
После принятия соответствующих мер предосторожности, продолжали гарцевать, к всеобщему удовлетворению. Может быть, это и не надо было делать? Но, дело прошлое, так было.

Швартовка корабля к причалу.

К своему причалу во Владивостоке мы первое время подходили осторожно. К тому же здесь без буксиров надо было предварительно развернуться на 180 градусов и к причалу подходить кормой. И если скорость передвижения была слишком малой, то корабль дрейфовал, ветром его сносило с назначенной линии.
При подходе ютовая (кормовая) швартовая команда постоянно докладывала расстояние от кормы до причала, и в нужное время мы отдавали вначале один, затем сразу же второй якорь. При этом я давал команду старшему штурману Борисову Владимиру Гавриловичу, - заметить на какой ориентир в этот момент смотрит шпиль морского вокзала. На четвертое окно вон того дома на горе.
Так опытным путем мы добились того, что у нас на клюзе всегда было порядка 180 метров, что нам и требовалось.
Имея ориентир, мы энергичнее стали маневрировать. Вместо самого малого заднего хода (6 узлов), давали малый задний ход (9 узлов). Затем стопорили машины и на хорошей инерции шли к причалу. Влияние ветра резко ослабло.
Иногда я следовал совету одного опытного флагманского механика. Он говорил, что при швартовке лучше не давать команду «Стоп», а проворачивать машины и ставить телеграф на «Товсь вперед» или «Товсь назад», если знаешь, какой следующий ход будешь давать, тогда маневристы в машине быстрее выполнят команду.
Штурман бдительно следил за пеленгом на избранный нами ориентир. В назначенной точке для погашения инерции заднего хода, я давал сразу не «Самый малый ход вперед», а «Малый ход вперед» и корабль быстрее останавливался, а на клюзе всегда было порядка 180 метров.
Как-то раз, кто-то из начальников, не зная нашего опыта, кричал с причала, что мы быстро идем назад. Но мы то знали, куда смотрит шпиль морского вокзала, и делали по-своему. И шпиль нас не подводил.
В то же время нам со штурманом приятно было, когда механик говорил, что мы как экспресс, на переход от Галдобина к своему 33 причалу как всегда - 45 минут. Они же там в ПЭЖ внешней обстановки не видят, у них один ориентир – время.
При подходе корабля под заправку топливом на мысе Галдобин, был отработан еще один прием. Дело в том, что здесь на причале, как правило, не кому было принять швартовы.
Тогда ютовая (кормовая) швартовая команда заблаговременно выдвигала корабельную сходню от среза кормы примерно на 3 метра. А чтобы она не упала за борт, на тот конец, что был на корабле, вставали несколько человек из швартовой команды.
В нужный момент пара-тройка наиболее спортивных матросов разбегались и с выдвинутой сходни прыгали на причал. Это еще добавляло 2-3 метра, что было вполне достаточно.
При расстоянии от кормы корабля до причала порядка 5-6 метров, при отданных якорях можно было безопасно удерживать корму на месте машинами, пока заводили швартовы.
Четкие действия экипажа не только в море во время выполнения боевых упражнений, но и при швартовке, сплачивают экипаж, поднимают его настроение, укрепляют любовь к своему кораблю.
Но был и досадный случай.

Подход к причалу в бухте Патрокл.

Кораблю предстояло на короткое время встать в Даль завод для профилактики. А для этого надо было предварительно сдать боезапас в бухте Патрокл, где мы и стояли на якоре, в ожидании решения. В завод с боезапасом нельзя. А пока решения нет, сошел на берег. По дороге встретил своего сослуживца – штурмана с ракетного крейсера «Грозный» Бориса Б. При встрече, как это и бывает, взяли «на грудь».
Вдруг прибывает с корабля оповеститель и говорит, что получили добро на постановку в завод, надо подходить к причалу и сдавать боезапас. На корабле начали приготовление.
Прибыл на корабль. Море штиль, как утюгом выглажено. Бухта просторная, никто не мешает. Причал далеко выступает от берега, и подходить к нему надо кормой. Быстро развернулись и стали подходить к причалу, при чем дали не самый малый задний ход, а малый. Расстояние было большое, корабль долго шел этим ходом и, очевидно, набрал хорошую инерцию.
С кормы докладывали, что быстро идем назад, но я как-то заторможено (очевидно, после встречи со штурманом) реагировал.
К тому же, когда подходишь к причалу, где другие корабли стоят, лучше видишь изменяющуюся обстановку, а тут только деревья далеко на берегу, и они не так быстро мелькают.
С кормы продолжали докладывать о быстром движении, дал малый ход вперед. Недостаточно. Дал средний ход вперед. Полный передний ход не давал, как бы сваи причала не разнести. А этого хода было маловато, и мы все-таки прикоснулись. На корме образовалась вмятина, которую потом вырезали и заделали при стоянке в заводе.

Возгорание.

Мы встали в док вместе с подводной лодкой. На борту кораблей, особенно подводных лодок всегда остаются какие-то горюче смазанные материалы или остатки топлива. С этим борются, но все-таки колодец для их сбора в доках есть.
Такой четырехугольный колодец с остатками какой-то темной жидкости (я туда заглядывал) оказался под нашей кормой.
Тем временем договорились с заводом заделать вмятину на корме. Работы проходили нормально. Но когда сварка нового листа (нашлепки) уже подходила к концу, искры попали в этот колодец, и находящаяся там жидкость воспламенилась. Сам я был в это время на корабле, и мне тут же было доложено.
Быстро оценив обстановку и предположив последствия, к чему может привести это возгорание, сразу же вызвал городскую пожарную команду, а потом доложил по команде.
Дело было днем, пожарные приехали быстро и действовали исключительно энергично. Особенно действенной оказалась пена из широкого раструба. Возгорание было быстро ликвидировано, а огонь распространялся очень быстро и уже загорелись сухие доски на деревянных настилах, которыми была опоясана вся корма в три яруса. Пожарные молодцы, быстро справились.
Вскоре вышел на связь командир соединения, и я ему доложил, что было возгорание под корпусом корабля. Сейчас, мол, все ликвидировано. На что он мне ответил: «Ни фига, возгорание, мне уже известно (очевидно, кто-то уже ему доложил), что кормовой военно-морской флаг сгорел». Я ему сказал, что флаг уже заменили, а деревянный настил завод завтра восстановит.
Мораль стара как мир: за штурвалом, так же как и за рулем – нельзя брать «на грудь».

Выход корабля в торпедную атаку по надводному «противнику».

Самая главная задача при этом – как можно точнее определить элементы движения цели - курс и скорость. (Этот раздел, все-таки больше для специалистов).
Торпеда не снаряд, она имеет свою скорость, пусть и больше скорости цели, но только в 2-4 раза. И надо рассчитать точку их встречи.
Элементы движения цели (ЭДЦ) рассчитывают несколько постов: боевой информационный пост (БИП), два штурмана и компьютер (если он есть, но который в боевой обстановке и выйти из строя может).
Поэтому задача определения ЭДЦ должна быть решена с гарантией, что достигается проведением необходимого количества тренировок.
Во время проведения учений все посты, выработанные ими данные (они могут быть у каждого поста свои) докладывают на главный командный пункт корабля (ГКП), где старший помощник командира корабля эти доклады анализирует, данные усредняет, кому-то отдает приоритет, и докладывает свои предложения командиру корабля.
Командир корабля, сообразуясь с обстановкой, ложится на боевой курс, утверждает курс и скорость цели, которые тут же устанавливаются в центральном посту торпедной стрельбы и по готовности – залп.
Но командир корабля при этом не только должен полагается на доклад ГКП о курсе и скорости цели, но и сам ориентироваться, – куда стрелять.
Если атака выполняется днем, и цель видна визуально, я, например, так делал. Вызывал сигнальщиков в ходовую рубку и ставил им задачу – по моей команде доложить курсовой угол с цели на нас. Получая поступающие в ходовую рубку доклады радиометриста радиолокационной станции о пеленге и дистанции до цели, откладывал их на планшете.
Например, пеленг на цель 300 градусов. Если бы она шла точно на нас, курс ее был бы равен обратному пеленгу на нее, т. е. 120 градусов.
А если получили доклад сигнальщика «Курсовой угол с цели на нас 40 градусов правого борта», следовательно, цель следует курсом 80 градусов.
Посты еще работают, а мне уже ясно, что курс цели около 80 градусов. Если они мне дадут «бракодабру», она мне видна будет.
Скорость хода цели днем можно приблизительно определить по кильватерному следу и буруну от хода цели, а также по изменению пеленга на цель.
В современных условиях торпедная атака выполняется с расстояния до цели порядка 50 кабельтовых (9-10 км.). Так что кильватерный след с ходового мостика плохо, но различим. Надо только для этого постоянно и длительное время тренировать себя по проходящим мимо кораблям.
Ошибка будет в пределах 5 узлов. Когда более точных данных нет, можно и эти данные использовать для выхода в торпедную атаку.
Самая большая награда для экипажа и его командира – это доклад с корабля – цели о том, что торпеда прошла под целью. Значит, труд не прошел даром. Тогда и весь экипаж уверенней себя чувствует даже в повседневной службе. Так по крупицам и формируется гордость за свой корабль. А это очень важно.

Два случая всплытия подводной лодки рядом с кораблем.

Первый случай. С нашим прибытием на Тихоокеанский флот недели через три состоялось большое учение, в котором принял участие и наш корабль в составе ОБК (отряда боевых кораблей).
Надводные корабли (5 единиц) в круговом ордере на большой скорости (24-26 узлов, около 50 км. в час), противолодочным зигзагом проходили районы вероятного нахождения наших подводных лодок (всего их было 9).
Задача лодок – обнаружить корабли «противника», нас то есть, определить элементы движения (курс и скорость) и атаковать, в первую очередь главную цель в центре ордера, торпедами (естественно учебными, без боевой части). Учебные торпеды при наведении на цель проходят под днищем, метра на 3 глубже максимальной осадки кораблей.
Ночь прошла нормально. Большинство подводных лодок успешно справились с поставленной задачей, на утро оставалось две или три лодки.
Я стоял на ходовом мостике у иллюминатора, рядом с устройством для постоянной связи с командиром эскадры, находящемся на флагманском корабле. Видимость была хорошая, но на всякий случай работала носовая навигационная радиолокационная станция. Здесь же находился представитель соединения подводных лодок в звании контр-адмирала.
Вдруг из воды градусов 20 правого борта, на удалении кабельтов двух (метров 350) медленно стал подниматься какой-то предмет, похожий на оглоблю.
Первая мысль – перископ! Вторая – как расходиться? Если отвернуть влево, кормой ее можно зацепить (корабль же кормой управляется). Если повернуть на нее, чтобы убрать свою корму, не ясно - куда она идет. Тут же по правой леерной стойке определил, что пеленг (направление) хоть и очень медленно, но меняется вправо. Промелькнула надежда - разойдемся. Тогда и скорость свою менять не надо, иначе пеленг по-другому будет меняться, мы даже не знаем направление движения лодки. Взять пеленг на репитере гирокомпаса, находящемся на крыльях ходового мостика, времени не было. Если бы пеленг не менялся, столкновение было бы неизбежным. Но не ясно – как близко мы разойдемся?
Подводник тоже, очевидно, заметил нас в перископ и камнем пошел на глубину. Перископ с горизонта исчез метров за 150 от корабля (соразмерно с длиной нашего корабля). Теперь, не заденем ли мы ее своим днищем (осадка нашего корабля около 10 метров)?
Я выскочил на правый сигнальный мостик. Вода была свежая, и я хорошо увидел часть погружающегося корпуса подводной лодки на удалении метров 15 от нашего правого борта. Пронесло!
Все это видел и представитель подводников, но просил меня событие это не афишировать, иначе, говорит, неприятностей не оберешься. Что и было сделано.
Было бы нам всем, если бы все не обошлось и обернулось иначе.

Второй случай. Представьте себе, что Вы сидите за столом, на котором во весь стол лежит лист ватмана. На ватмане нанесен район предстоящего учения противолодочных сил флота. Мысленно весь район разделите на три части, пропорции сейчас для изложения данного факта значения не имеют.
Левая часть района отдана для действий нашей противолодочной авиации, центральная – противолодочным кораблям, правая – противолодочной подводной лодке (нашей).
Подводные лодки «противника» (их несколько) должны слева направо форсировать противолодочный рубеж и выполнить поставленные им задачи.
В центральной части действуют три противолодочных корабля, каждый в своем районе, расположенные сверху вниз.
Если допустим северный (верхний, это мы были) корабль получит контакт с подводной лодкой «противника», то южный следует на контакт с нашей противолодочной лодкой, действующей в правой части района и передает ей контакт.
Фактически контакт получил южный корабль, а нашему кораблю (северному) предстояло передать его нашей подводной лодке, расчетные курс и скорость которой на каждый момент нам был известен.
Подошли к границе разграничения районов действия с нашей подводной лодкой, гидроакустического контакта с ней нет, по звукоподводной связи не отвечает. Было лето. Сверху температура свыше двадцати градусов, потом слой скачка и далее постоянная для океана температура – около четырех градусов. Доложил об этом своему командиру КПУГ (корабельной поисково-ударной группы). Тот посоветовал подойти поближе. Подошли, контакта нет. Дальше говорю идти нельзя, там «забор» (линия разграничения на карте). Говорят: «Через забор немного, контакт же надо передавать».
Пошли через «забор» и развернулись на расчетный курс следования подводной лодки в данное время. Дал команду штурману - поточнее определить ее расчетное место. Оказалось, что она сейчас может быть на нашем курсовом угле градусов 150 правого борта.
Застопорил ход и сказал штурману, что пропустим ее вперед, градусов на 60 правого борта.
В это время подводная лодка определила, что кто-то как «слон в посудной лавке топает» в ее районе, предположила наше присутствие. Потом нас стало почти не слышно (это мы застопорили ход), сделав циркуляцию влево, стала подниматься.
Я увидел перископ подводной лодки прямо по курсу метров в 250. Тут же рукоятки машинного телеграфа дважды поставил на «самый полный ход назад», затем на «стоп» и опять на «самый полный ход назад». Это означает – дать максимально возможный задний ход. Эту же команду повторил голосом по трансляции по всем линиям связи и отдельно в ПЭЖ (пост энергетики и живучести).
Перископ приближался, решения все приняты, но корабль какое-то время как бы ни с места. Это самое трудное время. И тут машины заработали, корабль резко пошел задним ходом, даже кильватерный след появился, у всех в ходовой рубке на душе отлегло.
Подводная лодка всплыла, командир по связи выразил неудовольствие в наш адрес, что мы залезли в его район. Передали ему контакт с ПЛ «противника», лодка погрузилась, а мы пошли на свое место. Было бы нам!

Срыв бомбомета с фундамента в шторм.

Большой противолодочный корабль «Адмирал Зозуля» Северного флота, на котором я в это время служил старшим помощником командира корабля, в звании капитана 3 ранга, участвовал в крупном учении разнородных сил флота в Северной Атлантике.
У нас на корабле располагался штаб эскадры. После окончания учения наш корабль под флагом командира эскадры должен был следовать с визитом в Марокко. К визиту все было готово, но он не состоялся. Жаль. Когда все подготовительные мероприятия выполнены, а дело не состоялось вдвойне обидно. Погода вмешалась.
Дело было так. Будучи допущенным к самостоятельному несению командирской вахты, я ночью долго находился на ходовом мостике, командир корабля Дзюба Валентин Захарович спал в каюте.
Утром я сдал ему вахту, пошел позавтракал в большой кают-компании и лег спать в своей каюте. Погода была штормовая, а утром ветер еще больше усилился.
Только я забылся самым крепким сном, по трансляции по всем линиям взволнованный голос вахтенного офицера объявил: «Старшему помощнику командира корабля в ходовую рубку». Первое, что я подумал – все ли текущие указания, я передал командиру корабля?
Поднявшись на мостик, увидел, что все находящиеся там прильнули к носовым иллюминаторам, и молча что-то рассматривают. Показали и мне на носовой бомбомет на баке (в носовой части корабля).
Из двух находящихся там бомбометов один (левый) был ударом штормовой волны сорван с фундамента. В погреб глубинных бомб через образовавшееся отверстие при плавании в штормовом море поступала вода. Надо устранять, что мне и было поручено.
В правом коридоре построили носовую швартовную команду и носовую аварийную партию. Вместе с главным боцманом и командиром трюмной группы выбрали из них команду для работы на баке в штормовых условиях. Вся команда надела спасательные жилеты, и мы лично проверил у каждого крепление ремней, в том числе и между ног, чтобы жилет не соскочил с них при попадании в воду.
Доложили на ходовой мостик о готовности к выходу на бак, там повернули на курс по волне и мы вышли.
Бомбомет закрепили швартовыми тросами лежа на палубе, отверстие в погреб с глубинными бомбами заделали, о чем и доложили на ходовой мостик.
В ответ мостик дал нам команду: «Покинуть бак!» и раньше времени стал ложиться на прежний курс (на котором нас изрядно качало).
Мы уходили в тот же правый коридор. Впереди пробиралась команда, а главный боцман, командир трюмной группы и я шли последними.
Когда мы остались только трое, корабль при повороте накрыла мощнейшая волна. Боцман успел вцепиться двумя руками в трап, идущий на носовую надстройку (к носовой пусковой установке зенитных ракет). Командир трюмной группы одной рукой вцепился за правый бомбомет, а второй рукой за газоотбойник, разделяющий эти два бомбомета.
Я же шел последним, зацепиться мне было не за что, и ударом волны меня сбило с ног, на спине понесло к леерам левого борта. Если бы крен был больше или волна посильнее, или леера не такие крепкие, быть бы мне за бортом. Но тут повезло. Стойка лееров попала мне между ног (мог бы и между стойками или выше их проскочить), а руками я вцепился в леера. Когда вода схлынула, ноги оказались за бортом. Я тут же перевернулся со спины на живот, и быстро перебежал к двоим своим коллегам. До очередного удара волны мы все трое были уже в правом коридоре и задраили за собой бронированную дверь.
Потом делились впечатлениями. Боцман сказал, что его до боли грудью вдавило в трап, трюмному офицеру сорвало кожу с ладоней, а у меня сухими оказались только белье под брючным ремнем.
Переоделся и пошел на мостик. Но там все вместе со штабом эскадры сокрушались, что бомбомет сорвало, а самое главное, что не состоится визит в Марокко.

Выбор невесты корабля.

Традиционно при спуске корабля на воду о его борт в торжественной обстановке разбивается бутылка шампанского. Лучше если это сделает невеста корабля, с кандидатурой которой нам в этот раз еще и предстояло разобраться.
Событие происходило на большом ракетном корабле «Жгучий», на котором мне довелось в это время проходить службу в должности старшего помощника командира корабля, в звании капитан-лейтенанта.
Корабль после 5-летней, интенсивной боевой подготовки на Северном флоте, прибыл на модернизацию в пункт постройки – город Ленинград.
Модернизация была настолько объемной, что было изменено предназначение корабля. Теперь он стал большим противолодочным кораблем. Получается, что родился заново. Так что против установившейся церемонии спуска корабля на воду ни кто из командования и руководства завода имени А. А. Жданова не возражал.
Командир корабля Сташкевич Петр Романович мне поручил окончательно определиться с выбором невесты корабля.
Основная часть экипажа корабля жила в казарме, рядом с Театральной площадью (у Поцелуева моста, помните о нем даже песня есть), а электромеханическая боевая часть (БЧ-5) – на одном из кораблей Северного флота, проходящим также ремонт на этом же заводе.
На одном из общих собраний экипажа в казарме, за 40 дней до спуска корабля на воду, мною было объявлено, что нам следует окончательно определиться с невестой корабля. Фотография невесты корабля вместе с военно-морским флагом, который мы впервые поднимем на корабле и горлышком от бутылки шампанского, будет вечно храниться на корабле в специально построенной для этого красивой деревянной шкатулке.
На поиск невесты отводился месяц. Если у кого есть кандидатура, надо познакомить. Или, хотя бы, не объявляя об этом, пройти с ней перед окнами казармы, а тем, кто здесь будет, посмотреть. Нужна объективность, а ни чье-то сугубо субъективное мнение. Если за месяц экипаж не определится, 10 аварийных дней оставляю за собой.
Офицеры и мичмана, которые оставались вечерами в казарме, дважды мне говорили, что смотрели две кандидатуры, но выбора не сделали.
Тогда за 10 дней я обратился к администратору рядом размещавшегося театра имени Кирова (Мариинского). С этим театром у нас установились очень дружеские отношения. Они не редко обращались к нам с просьбой прислать им несколько человек для решения разных бытовых вопросов. Зато на любой спектакль они могли пропустить десяток матросов-театралов нашего корабля.
Один раз даже администраторша позвонила мне и умаляла прислать до сотни матросов, помочь поменять декорации к внезапно измененному спектаклю (у них Борис Годунов заболел).
Теперь и я позвонил ей. Просил помочь с поиском невесты корабля и объяснил ее задачу.
В ответ она сказала, что задача эта почетная и исключительно ответственная. Она должна посоветоваться с директором театра, и позвонит мне через пару дней, что вскоре и сделала.
Сообщила, что они с директором остановились на молодой актрисе, девушке лет двадцати, но косметикой она не пользуется, выглядит очень привлекательной.
После переговора с ней, дала мне телефон невесты для связи. Теперь уже лично невесте корабля я подробно рассказал ее обязанности и назвал время и дату предстоящего мероприятия. Все вопросы были оговорены, и проблем вроде бы не должно быть.
За сутки до назначенного дня спуска корабля на воду, в одном из цехов завода состоялся разговор начальника цеха и старших офицеров нашего корабля относительно невесты корабля.
На вопрос начальника цеха офицеры сказали, что экипаж корабля определиться не мог, сейчас старпом занимается. На это начальник цеха сказал, что вот у них в цехе есть хорошая девушка Наташа, и указал на нее. Что там они еще ей говорили, я не знаю, но когда накануне я прибыл на завод, командир корабля сказал мне следующее. Наташа прибыла сегодня на завод и принесла справку от врача, что она непорочная девушка.
Тогда я доложил командиру корабля о договоренности с невестой корабля от театра имени Кирова. После этого командир корабля пошел к администрации завода и объяснил там все.
Заместитель директора завода сам пришел в этот цех, пригласили Наташу и объяснили ей о недоразумении. Сказал ей, что они с директором завода предлагают Наташе быть невестой корабля при спуске на воду в конце текущего месяца огромного гражданского судна. Так и порешили.
Настал день спуска на воду нашего корабля. Утром звоню нашей невесте. Оказалось, что она заказала новое платье, оно еще не совсем готово, и она боится, как бы не опоздать. Погода стояла прохладная и пасмурная, вторая половина сентября. Попросил ее надеть плащ и выезжать, машина за ней от завода выслана, заводчане просили поспешить.
Завод в это время все ближе и ближе подводил корабль к кромке воды, спускали лагом (бортом).
Дошли до воды, невесты еще нет, завод остановил работы и все взоры на меня. Звоню невесте, отвечает «теща». Говорит, что уехала и назвала время. Пока перекурили, и невеста подъехала.
Зрителей были много, сотни, к тому же подгадали под обеденный перерыв. Для завода, к тому же, - это окончание большой работы и надо посмотреть на труд всего коллектива.
Уже на месте объяснил невесте, как надо оттянуть привязанную бутылку шампанского и по команде ударить ей о борт корабля.
У нас на корабле установили новейшую гидроакустическую станцию. Командир корабля сказал мне, что надо пониже опустить бутылку с шампанским и разбить ее о титановый корпус новой гидроакустики, корпус которой мне показался очень тонким и прогибающимся.
То ли по этой причине, толи потому, что бутылка слегка ударилась пробкой, но она не разбилась. Одна боевая сварщица громко высказалась, что она тоже была когда-то девушкой и попросила дать ей возможность разбить бутылку. Но я быстро подал свободный конец веревки невесте и попросил ее оттянуть как можно сильнее и ударить еще раз. На этот раз все получилось. Но когда я посмотрел на невесту, лицо ее было в красных пятнах. Переживала.
Потом был фуршет, поздравления и мы подарили памятный подарок невесте, а себе сформировали красиво оформленную шкатулку, куда вложили впервые поднятый на корабле военно-морской флаг, фотографию невесты и горлышко от бутылки шампанского.
Если в боевой обстановке все флаги будут сбиты, тогда будет поднят этот военно-морской флаг, который придаст новые силы экипажу корабля.
Для участия в спуске корабля меня тогда задержали, теперь же отпустили в отпуск на 10 суток. После отпуска я прибыл в город Ленинград для учебы (10 месяцев), на ВСООЛК ВМФ (Высшие специальные офицерские ордена Ленина курсы, класс командиров кораблей 1 и 2 рангов).

Стрельба крылатыми ракетами с полными топливными баками.

Дело было на большом ракетном корабле «Жгучий» Северного флота. Командиром стартовой батареи был Ваш покорный слуга, а инженером батареи Кулешов Борис Петрович. Оба старшие лейтенанты, помощника командира батарее тогда еще в штате не было.
Готовились к стрельбе крылатыми ракетами на полную дальность. Все, казалось бы, проверили и перепроверили, провели бесчисленное количество тренировок стрельбовых расчетов, буквально «вылизали» материальную часть. Мы с инженером не раз обсуждали, - что бы еще нам сделать для успешной стрельбы.
На этот раз, учитывая, что стрелять предстоит на полную дальность, он предложил максимально, «под завязку» заправить ракеты топливом. Ракеты заправлялись дистанционно из керосинохранилища. Там установлен дозатор на 60 литров. Четыре хода дозатора и бак ракеты полон, 240 литров.
Он же говорит, что бак вмещает 265 литров, а вдруг топлива не хватит и по этой причине ракета не долетит.
Решили действовать так. После четырех ходок дозатора, его не выключать, а в открытый люк ракеты матросу следить за последующим поступлением топлива и как бак ракеты будет полным, крутануть ручку телефона. По этому звонку, заведующий керосинохранилищем, не поднимая трубки, выключает дозатор.
Провели несколько тренировок на макетах носовой и кормовой пусковых установках. Получилось. Но на фактической стрельбе не все так получилось, как на тренировке.
На стрельбе я был в кормовом посту предстартовой подготовки, а инженер – в носовом. По плану первый пуск должен быть из носовой пусковой установки, второй – из кормовой. Что бы мне, как командиру батареи, видеть старты ракет залпа, в кормовом посту принудительно открыли выхлопную крышку (открывается автоматически для предотвращения в посту взрыва).
Корабль приближался к точке залпа, началась стрельба. Все команды, которые подает инженер, мне слышны, а ему мои. Вдруг слышу голос инженера, – залили корпус ракеты керосином.
Как потом оказалось, матрос, который следил за полным наполнением бака, при звонке в керосинохранилище, зацепился рукавом робы за выступ и на секунды замешкался со звонком.
Литров десять керосина вылилось из ракеты на ее корпус, далее по желобу на верхнюю палубу.
Время на раздумье не было. Отменять стрельбу – для нас была катастрофа, позор. Дал команду в носовой пост, – протереть ветошью ракету, желоб пусковой установки и след керосина на верхней палубе корабля. Как только корабль ляжет на боевой курс и будет команда на наводку пусковых установок, людей убрать и доложить о готовности к стрельбе. Только после этого залп. Так и сделали.
После залпа я визуально видел, что обе ракеты пошли одинаково, нормально и обе попали в цель. Только потом мы доложили о том, как все было. Но теперь это уже мало кого интересовало. Главное – результат. Нам сказали, что победителей не судят. Может быть, мы и не во всем были правы. А как бы Вы поступили?

Медвежонок Машка – член экипажа корабля

Этот рассказ я написал для юных моряков по просьбе журнала «Дельфин» Московского городского детского морского центра имени Петра Великого.
Когда я, будучи капитан-лейтенантом, вновь прибыл на большой ракетный корабль «Жгучий» Северного флота для дальнейшего прохождения службы в должности командира БЧ-2 (ракетно-артиллерийской боевой части), Машка на корабле уже была. Сказали, что командир корабля капитан 2 ранга Звездовский Михаил Леонидович упросил своих друзей охотников отдать на корабль медвежонка, оставшегося сиротой.
На этом корабле я начинал свою морскую службу командиром стартовой батареи крылатых ракет. Для юных моряков докладываю порядок прохождения службы. Назначен был в конце 1958 года после окончания Черноморского Высшего Военно-Морского училища имени П. С. Нахимова. Корабль в это время строился на заводе в городе Ленинграде. Экипаж корабля под Новый 1959 год состоял всего из трех человек – первого командира корабля капитана 3 ранга Боронтова Владимира Николаевича и нас двоих лейтенантов только что окончивших училище. Через 1-1,5 месяца началось интенсивное формирование экипажа корабля. В нашей стартовой батарее было более тридцати человек матросов и старшин, четыре мичмана, три офицера – командир батареи, помощник командира батареи и инженер. Несколько месяцев экипаж жил на берегу в казарме. Как только были готовы и проверены соответствующими комиссиями жилые и служебные помещения, экипаж переселился на корабль.
Ходовые и государственные испытания всех механизмов, вооружения и техники, отработку всех положенных курсовых задач провели на Балтике, после чего Балтийскими проливами, вокруг Европы прибыли для дальнейшего прохождения службы на Краснознаменный Северный флот, в город Североморск. Началась интенсивная боевая подготовка на флоте.
Года через два после прибытия на Север меня там же назначили командиром главной ракетной батареи крылатых ракет (была еще зенитная ракетная батарея) на новейший ракетный крейсер «Грозный», где я также прослужил около двух лет и получил воинское звание капитан-лейтенант. Кстати, в это время крейсер впервые выполнил 4-х ракетный залп крылатыми ракетами. Для меня это событие исключительно памятное. Четыре ракеты (точнее четыре современных тогда истребителя без летчиков) в воздухе и по нашему запросу передают нам все, что они наблюдают на море. По этим данным мы выбираем цели и даем ракетам команды на поражение. Впечатляет. Так укрепляется гордость за нашу промышленность и любовь к Отечеству.
Теперь же предстояло продолжить службу на прежнем корабле – на большом ракетном корабле «Жгучем». Предстояло в деталях изучить новые для меня обязанностей командира БЧ-2, также и по применению корабельной артиллерии, ознакомиться с теми изменениями, которые произошли в экипаже корабля, в том числе и с появлением медвежонка, а также с его забавными проказами.
Обустройство Машки на корабле.
Когда я прибыл на корабль, Машка была уже взрослым «ребенком», когда вставала на лапы, матросам головой до пояса доставала. Это потом она вымахала больше человеческого роста. Корабельные врачи ей санацию полости рта сделали.
Для ее размещения отвели корабельную сушилку, которая по размерам была небольшой, и ей экипаж корабля редко пользовался.
Подачу тепла туда перекрыли, переборки (стены) обшили досками, и ей там было очень уютно. Кормили ее два назначенных для этого матроса, другим это делать было запрещено. Своих кормильцев Машка слушалась во всем, за что все их звали «укротителями». Но все равно другим членам экипажа трудно было сдержать себя и не угостить Машу чем-нибудь вкусненьким.
Машка верхолаз.
Первый раз приверженность медвежонка к лакомствам я увидел, когда заступил дежурным по кораблю. Проходя по правому коридору, увидел группу матросов, человек 5-6 и с ними Машу. Они взяли кусок белого хлеба сверху смазали его сгущенкой и поместили под самый подволок (потолок). А помещение здесь, в носовой части корабля, очень высокое, полторы стандартных высоты.
Отпустили Машу, и она в один миг достигла этот бутерброд, используя для своего перемещения различные выступы, кабели и соединительные коробки. Обратно же спускаться ей сложнее было. Она задними лапами пыталась нащупать те выступы, на которые только, что ступала.
Лапы у нее, как и положено, сверху густо покрыты волосами, а снизу голые. Матросы эти голую сторону щекотали, Маша своеобразно реагировала, а матросы хохотали. Это занятие с бутербродом ей нравилось, и видно было, что она просит повторить.
Досмотровые функции Маши.
Второй раз любовь Маши к лакомствам я увидел в соседней каюте. На нашем корабле размещался штаб соединения, штатные двухместные каюты командиров боевых частей были заняты и мы жили в кормовых 6-ти местных каютах. Как-то мы купили на берегу арбузы, часть из них съели и вечером, после вечерней проверки пошли в кино в большую кают-компанию.
Зная, что Маша после нас может придти на запах и проверить - чем, это здесь пахнет, закрыли каюту на ключ.
Когда вернулись из кино, увидели, что наша каюта закрыта, а в соседей (открытой) Маша искала наши арбузы по запаху и вывернула на палубу все содержимое ящиков, примыкающих к смежной с нашей каютой переборке.
Маша в роли рулевого.
Дело было днем, на переходе морем, я стоял в ходовой рубке вахтенным офицером. Маша свободно ходила туда, куда ей самой хочется. Она умела открывать все корабельные двери, если они были закрыты или даже задраены, но не закрыты на замок. В этот день посетила она и ходовую рубку. Командир был здесь, но через какое-то время спустился к себе в каюту.
Я обратил на Машу внимание, когда она находилась около рулевого. Они мирно перепихивались. Но потом она вдруг взревела, встала во весь рост и пошла на рулевого. Тот бросил руль и выскочил на сигнальный мостик. Машка встала у руля и стала его крутить. Я ей крикнул: «Машка! Брось руль, в канаву заедем!». Но она команду не выполнила. Тогда я дал команду по всем 4-м линиям корабельной трансляции (боевой, матросской, офицерской и верхней палубе): «Укротителя на мостик!».
Прибыл «укротитель» и твердым голосом сказал ей: «Машка! Что ты здесь расхулиганилась! Марш за мной». Маша бросила на нас с рулевым косой взгляд и покорно пошла за «укротителем».
На верхнюю ступеньку трапа она ступила передними лапами, потом развернулась на 180 градусов и задом начала спускаться.
Оказалось, что вещество, которое от рулевого устройства по трубкам поступает в румпельное отделение на корме, имеет сладковатый привкус, где-то, очевидно, просачивалось и Маша это усекла. Вначале рулевой ее мирно отпихивал, что показалось мне их мирной забавой, но потом она взревела.
Маша принимает доклады.
Мы отработали поставленную задачу в удаленном районе моря и ночью возвращались в базу. Когда я заступил на вахту вахтенным офицером, командир корабля Звездовский М. Л. сидел в низком кресле и при помощи подсветки читал. В ходовой рубке не должно быть яркого света, это мешает вести наблюдение за внешней обстановкой. На этих кораблях в ходовых рубках диванов еще не было.
После ознакомления с обстановкой в штурманской рубке, на сигнальных мостиках и на экранах радиолокационных станций, я приступил к исполнению своих обязанностей.
При этом заметим, что изменять курс и скорость корабля вахтенный офицер должен только для обеспечения безопасности корабля. В остальных случаях это делается только с ведома командира.
Через какое-то время свет над креслом командира был выключен и я предположил, что он решил вздремнуть в удобном мягком кресле.
Прошло какое-то время, я доложил командиру, что через 5 минут поворот на новый курс. Ответа не последовало. Потом я доложил, что через минуту поворот на новый курс. Молчание. «Время поворота!» Тишина.
Тронул за рукав командира. Оказалось, что в кресле сидит Маша, а командир давно уже ушел в штурманскую рубку и прилег там на диван. А здесь в рубке, удобно сидя на месте командира корабля, мои доклады принимает Маша.
Маша выходит на подъем флага.
В соответствии с Корабельным уставом на кораблях ежедневно в 8.00 (в 9.00 по воскресениям) производится подъем военно-морского флага. За 15 минут заканчивается малая приборка, а за 10 минут играется «Большой сбор».
Экипаж выстраивается на юте (на корме) по левому и правому бортам. Построением руководит дежурный по кораблю. Подает команды «Равняйсь!», «Смирно» и подходит с докладом к старшему помощнику командира корабля. Если командир корабля на корабле, старпом дает команду «Вольно» и начинается утренний осмотр экипажа корабля.
Командир корабля прибывает к строю минуты за две-три до подъема флага, принимает доклад старпома, здоровается с экипажем и все встают в строй. Дежурный по кораблю стоит в центре перед строем, рядом с ним в одном строю командир вахтенного поста на юте и горнист.
За одну минуту до подъема флага на сигнальном мостике поднимается сигнал «Ответный вымпел», дежурный по кораблю командует «На флаг и гюйс. Смирно». Все минуту стоят молча.
По сигналу с флагмана на кораблях «Ответный вымпел» быстро спускается, дежурный по кораблю после доклада командиру корабля «Время вышло» командует «Флаг и гюйс поднять», горнист играет «Подъем флага».
Маша также хотелось быть там, где все, т. е. на подъеме флага. Когда экипаж быстро следовал на построение, ей, очевидно, не хотелось толкаться вместе со всеми, и она провожала всех, стоя около своего места расположения – у сушилки.
Старпом шел на построение последним. Когда оживление на юте затихало, и Маша следовала к месту построения. Получалось, что она прибывала туда после старпома, но перед командиром корабля.
Однажды, помню, после окончания осмотра экипажа она села в строй около дежурного по кораблю капитан-лейтенанта Голикова, но не там, где уже стояли командир вахтенного поста на юте и горнист, а по другую сторону, как бы стала по должности старше дежурного офицера. Когда все замолчали на одну минуту до подъема флага, ей было не ясно, почему все молчат. Она стала легонько касаться дежурного по кораблю.
Тот легким пинком пытался дать ей понять, что мол, замолчи, стой по команде «Смирно». Но она поняла, что с ней заигрывают, и продолжала отвечать на пинки, т.е. нарушать дисциплину строя, что вызвало улыбку у всего строя.
Отдых на койке замполита. На корабле было принято каюты закрывать на ключ только при убытии на берег. С появлением Маши постепенно от этого негласного правила пришлось отказываться, особенно тогда, когда там оставалась пища. Если пищи не было, Маша ни чего не трогала.
Однажды вышли из базы рано утром. С выходом объявили тревогу и начали проводить корабельное учение.
За членами экипажа по тревоге закреплены места на боевых постах и командных пунктах. До отбоя никто не имеет право покидать их, без соответствующего на то разрешения.
Заместитель командира корабля по политической части по тревоге сам выбирает место, где ему быть.
На этот раз, убедившись, что все по тревоге идет по плану, а время раннее, к тому же вчера было семейное мероприятие дома и спать легли поздно, он решил спуститься в свою каюту и подремать там.
Зашел в свою каюту, не включая свет, нырнул на свою заправленную и покрытую ковром койку. Какое же было его удивление, когда он обнаружил, что на его койке уже отдыхала Маша.
Борцы выходят на ковер.
Борцовские качества Маши проявились в полном объеме с прибытием корабля в порт Балтийск. Мы там сдавали боеприпасы перед постановкой корабля в ремонт.
Однажды я увидел на причале большую группу моряков, в том числе и с соседних кораблей. В центре Маша боролась со своим «укротителем» матросом Радченко. Она вставала в полный рост, Радченко поправлял ей лапы как положено борцам, чтобы одна лапа была выше его плеча, вторая ниже, и, обнявшись, начинали.
Радченко умудрялся подвернуть ей одну ногу, а потом и завалить. Она тут же вставала и всем своим видом показывала, что готова повторить.
Публика кричала Радченко, что бы он не всегда ее валял, а поддался ей. Когда она оказывалась сверху, ей это очень нравилось. Она быстро вставала и с поднятыми лапами шла навстречу к своему противнику, чтобы еще повторить.
Экипажу жаль было с ней расставаться, но мы шли в завод, где много людей. Нам пришлось сдать Машу в зоопарк. Но память до сих пор осталась.

Жучка.

У нас на большом ракетном корабле «Жгучий» одно время жила еще собачонка Жучка, самая настоящая дворняжка. Чем она запомнилась?
Она очень хорошо знала весь экипаж корабля (350 человек). Люди на корабле в море и у причала круглосуточно в движении – меняется вахта, дозорные погреба и другие помещения осматривают, расходное подразделение картошку чистит на завтра, коки продукты получают, открываются и задраиваются различные люки, двери, горловины. Она на все это не реагирует.
Другое дело, когда на корабле появляются посторонние люди. Один раз нам позвонили и сообщили, что машины с боезапасом к нам на причал выехали. Мы оделись, сидели и курили в каюте командира БЧ-2, под верхней палубой, дверь была открытой. Жучка тихо лежала около каюты в коридоре.
Вдруг Жучка вскочила, засуетилась и залаяла. Командир БЧ-2 сказал, что пора выходить, это машины с боезапасом к нам приехали.
Другой пример. Говорят, что собаки болезненно воспринимают запах алкоголя, исходящий от близких или известных ей людей.
Один раз, при стоянке в Сайде-губе группа матросов (человека 4) работала на причале, где по просьбе местного рыбозавода укладывала пустые бочки.
Окончив работу, купили водки. Одну бутылку выпили на берегу, вторую взяли с собой на корабль.
Когда заходили на корабль, прямо у сходни на них залаяла Жучка. Они быстро пошли по левому шкафуту в носовую часть корабля, Жучка провожала их лаем. Это заметил дежурный по кораблю и пошел за ней. В носовой части она остановилась у люка тамбура № 6. Вниз вел вертикальный трап, по которым она ходить не умела.
Дежурный офицер взял ее на руки, и они дважды вместе спустились вниз. Далее вела дверь в агрегатную. Жучка вставала на задние лапы, а передние лапы поставила на дверь агрегатной и продолжала лаять.
Дежурный по кораблю постучал туда и сказал, что видел их, что если они не откроют, он вызовет аварийную партию. Они открыли.
В одном из висящих на переборке бушлатов, он обнаружил во внутреннем кармане бутылку водки. Изъял.
На общем построении разобрали этот случай, а водку вылили за борт. Эти матросы потом еще долго при встрече с Жучкой ругали ее, что, мол, заложила, могла бы и промолчать. Другие при этом отмечали ее справедливость.
Еще один случай – как Жучку лишили поощрения. Дело было так. Корабль отлично выполнил очередную ракетную стрельбу, к которой и на этот раз готовились долго и скрупулезно. Накануне стрельбы командир корабля еще раз собрал офицеров в большой кают-компании для окончательной проверки готовности к стрельбе.
В заключение отметил, что бы все было так, как во время прошлой, успешной стрельбы, даже в мелочах. Командиру, замполиту и командиру БЧ-2 быть на ходовом мостике, как прошлый раз, в тужурках, командиру батареи и инженеру – на своих командных пунктах в кителях. Спросил: «Была ли Жучка во время прошлой стрельбы на корабле?». Сказали, что была. Велел и на этот раз, что бы она была на корабле. Жучка, в отличие от Машки, частенько в самоволку ходила.
При подготовке к стрельбе расчету приходилось работать не только днем, но и по ночам. Однажды, поздно ночью закончив работу, командир и инженер батареи утром проспали в кормовой шестиместной каюте. Здесь вместе с ними спали еще два холостяка, поздно вернувшиеся с берега.
Погода была пасмурная, построение на верхней палубе отменили, а на утренний осмотр экипаж построили по кубрикам. Спящие офицеры одним ухом все это слышали. Заодно решили и полтора часа проворачивания (осмотр и проверка оружия и технических средств) прихватить.
Когда старпом увидел, что их нет, сам прибыл в кормовую каюту, открыл дверь: света нет, тишина, полный покой. Здесь же, долго не разбираясь, за сон в рабочее время всем четверым объявил по выговору.
Выполнили стрельбу. Информация об отлично выполненной кораблем стрельбе проходила своим чередом по инстанциям, на одной из которых было принято решение – поощрить наиболее отличившихся членов экипажа.
Хорошо поощрили командира корабля, замполита, командира БЧ-2, других членов экипажа, а когда очередь при составлении списка дошла до командира батареи и инженера, вспомнили, что у них не сняты только что полученные взыскания от старпома. Исключили их из списка на поощрение.
Дня через два после объявления приказа, группа офицеров (человек 5, среди них и оба офицера ракетчика) стояли на причале у сходни и увидели, что Жучка возвращается с берега. Один из группы, обращаясь к ней, сказал: «О! Жучка, привет! А ты в самоволке поощрение промухала». Другой же ему ответил, что она хоть в самоволке была, а тут некоторые и в море ходили, и стреляли хорошо, но с поощрением их обошли.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 10-03, 12:39 
Не в сети
матрос
матрос

Зарегистрирован: 10-03, 12:17
Сообщения: 12
Откуда: Московская обл.
Доброго всем времени суток!
В составе первого экипажа БПК "Маршал Ворошилов", на переходе с Балтики во Владивосток, офицером особого отдела был мой отец - кап.3 ранга Зыкин Станислав Семенович. Кто помнит - отзовитесь!!!

19 марта вылетаю во Владивосток на встречу с однокашниками отца по ТОВВМУ (выпуск 1957 года). В городе буду с 20-го по 23 марта. Если кто-то откликнется и позвонит, буду очень рад.
тел.8-916-628-13-25.
С уважением, Зыкин Андрей Станиславович.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 52 ]  На страницу 1, 2, 3, 4  След.

Часовой пояс: UTC + 3 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  
РейСРёРЅРі@Mail.ru
Создать форум

cron
Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB